Проза Евгении Бирюковой:

* * * * *
она что-то мне написала,
но оно до меня не дошло,
мне пришёл лишь конец той загадочной фразы.
кофе выпито мною давно,
возбуждение после снималось не всё и не сразу!
я ходила кругами по центру туда и сюда,
а потом мельтишила пред узким проходом в прихожей,
а за окнами всё сгущалась и стыла зима,
одевая остывшую осень снежинистой кожей...

* * * * *
все нормальные честные люди,
дорогие родные друзья,
зная фокусы недотроги,
в чёрном списке забыли меня.

а другим объяснять очень сложно,
почему я иначе живу,
жить и каяться - это так должно,
вместе им объяснить не смогу.

может быть, чёрной кошке подобно,
я дорогу им портила в раз,
может быть, было им неугодно,
что в глаза говорила подчас.

может быть, слишком робко и скромно,
подходила я им как двойник,
и от этого слишком уж больно
рикошетом поранило их.

может быть, только годы проходят,
сочинять только лишь я годна.
и с меня ни один глаз не сводит,
я свободна, как в небе звезда.

та звезда, что потухнет с рассветом,
второпях до земли добежит,
и никто, кроме ветра и снега,
вспышкой это не дорожит.

* * * * *
я боюсь когда наши домой звонят,
я боюсь слушать эти звонки,
из-за скуки по дому и лёгкой руки
на звонки они так скоры.

по мне так лучше нечасто звонить,
время потратить впрок,
как те? как эти? как все они?
вопросов с цементом мешок.

те в Волгограде, эти в Москве,
тот вообще улетел.
как вы там, родненькие, ответье-ка мне,
старика со старухой удел.

а небо голу"бится сквозь облака,
и хлеб дорожает отчасти.
сидим в этом доме, привет и пока,
разрывает тревога на части!

* * * * *
может дельное они что-то говорят,
кажется, лепечут всё подряд.
я устала слушать этот шум.
я хочу переключить свой ум.

как сделать чтоб они молчали,
телевизор чтобы не включали.
чтоб было это как-то по-другому?
мне приходится стерпеться по-простому.

мне кажется, я скоро разорвусь.
на пятой скорости к ним в комнату ворвусь.
заплачу или закричу,
чтоб замолчали слёзно упрошу.

но ведь они не сразу замолчат,
начнётся реакция с неделю так подряд,
ругать, корить и просто говорить,
не прекратят меня они морить.

наверно, лишь когда они умрут,
тогда услышу эту тишину..
и как без ненависти мне с ними жить,
лишь Бог поможет это пережить.

* * * * *
я очень жду когда они лягут спать,
тогда становится тихо,
темно и тихо, и ждёт кровать,
и нет никакого лиха..

но утром снова придётся вставать,
молчать, и их речи слушать.
слушать, и уши свои затыкать.
страдать и тем бить баклуши.

шум, кутерьма, суета и еда,
слов незаконченный сор.
шумом напора из крана вода
заглушит порой разговор.

сядут и встанут, пойдут,отдохнут,
снова беседы ведут.
дверь слишком тонкая, слышно всё мне,
я не могу, и стремлюсь к тишине.

надо молиться, и надо прощать,
да не в конец озлобиться.
хорошо бы ещё тишину воцарять,
как бы о шум не разбиться...

* * * * *
Мне кажется, что вера
Не выгонит тревожность,
Что говорит психолог -
Так это его должность.
Постаить штампы криво,
Сказать что боязлива
Я потому что веры
Ни капли не имела
Конечно же несложно.
Мне думается можно
Имея каплю веры
Страшиться перемены
И быть осторожной.
Как будто без кожи
Бываю на пределе,
Пусть это и не должно,
Но психика заела.

* * * * *
Чем ты можешь мне помочь?
Не жена ты и не дочь,
не сестра ты и не мать,
не могу тебя понять.

Деньги может хочешь дать?
Если хочешь - не возьму,
собираю круглый год,
у тебя брать - не идёт!

может хочешь ты еды
принести мне за труды?
да я сам сготовлю враз
что угодно хоть сейчас.

Мне продукты не нужны,
хоть заботы и важны,
ты смешишь меня сейчас,
верх наивности подчас!

* * * * *
громкие разговоры,
шумы,дефекты,
без конца повторы,
приторные конфеты...

утро было ранним,
в вечер повелось,
рассекая память,
вместе быть как врозь.

вместе жить устали,
давят пустяки,
кто кого достали
близко далеки..

нелегки дороги,
узкие пути.
снег идёт под ноги,
вздыхают старики...

* * * * *
Почему они всё время куда-то уходят,
уходят на улицу в сильный мороз,
уходят не вместе, не вместе уходят,
уходят по-разному, как повелось.

Почему он меня так сугубо волнует,
тогда как много боли и зла
я от него получала наотмашь,
зла - не добра, не любви, не тепла.

был он так горек, злобен и стоек,
был он как стойкий боец - молодец,
резко докладывал мне, что не стоит
лезть в его жизнь, и что дружбе конец.

дружбе конец, а потом на начало,
реприза звучала водой за кормой,
пусть будет ясно - зло замолчало,
за Ангелом Божиим я как за стеной.

Делал мне больно он не специально,
сильно травмирован он с нервяка.
ведь складки мышления тайны суть тайна,
и у него это как у меня.

* * * * *
По какому шаблону действуют люди?
Мужскую политику мне не понять.
Были как будто связаны судьбы,
А теперь ни за что не связать.

Были улыбки, слёзы, ошибки,
Много дорожек проведено,
Ну а теперь отрезаны нитки,
Мы стали разными, мы не одно.

Слышу в ответе я слёзные нотки:
Прощай и прости, отпусти и забудь.
Что это значит? что незабудки
Вырастут в поле, смотри на их суть.

Суть незабудки как синее небо,
В синее небо уходит она..
Не забываю я счастья рассвета,
Счастья быть в жизни, что мне дано.

Счастье всё помнить, счастье всех слышать,
Счастье услышать шорох мышей,
Как и читать отказ в эсэмэске,
Видеть - меняется сущность вещей.

Списки души - никому их не видно,
Только лишь зоркий и пристальный взор
Может заметить, когда нет ответа,
Что навсегда прекращён разговор.

Хочется думать, что чувтсвенность эту
Он не специально во мне разбудил,
Хочется думать, что будет в ответе,
Почему так легко и бездумно грешил..

Чистой оставил меня он додумать,
Дожить и допомнить, и докончать,
А что он будил во мне так неразумно
То слишком рано пришлось мне узнать..

Узнать и запомнить сладости волны,
Болото влечения между двух строк..
Говорит мне теперь - забывай и не вспомни,
И будем идти с тобой на восток.

* * * * *
Его реакция пугает,
Радует и угнетает,
Приближает и сбивает,
Я фильтрую - он не знает..

Я фильтрую этот номер,
Хотя знаю наизусть
Эти цифры, тёмной ночью
Расскажу про свою грусть..

Давят цифры на мой номер,
Отдавая в потолок,
Ведь меня он не запомнил,
Что твержу я как урок..

Ел он мыло или нет?
Однозначен ли ответ?
Много мыла он на мне
Съел за пару с лишним лет..

Не специально я ждала
Чтоб голодная слюна
Потекла обратно в брод,
Он не помнит и не врёт.

Он не врёт, меня не зная,
Я другая, знать, такая,
Что ему за много вёрст
Надо прятаться всерьёз..

Бедный Саша, жизнь заставит,
Зная реакцию "забанить"
Мыло чуть не откусив,
Нарываться на разрыв.

* * * * *
Нельзя навязывать себя другим,
Себе нотацию я прочитаю!
Пускай по жизни ты один,
А я коряво мысли выражаю!

Ни в коем разе - как не влезешь в окна,
не будучи влюблённымм в поздний час,
Так и навязываться одиноко,
Бессмысленно и горестно подчас.

Совсем не потому что ты не нужен,
Не потому что люди не добры,
А потому что мир вокруг простужен,
И переспективы дружбы не видны...

кто очень хочет стать марионеткой,
кто хочет в клетке страха просидеть,
то и тому навязываться вредно,
полезней в одиночку отболеть..

Ведь кто не хочет - это видно сразу,
общаться, видеться, ругаться и писать..
О чём тут речь - насильно ну ни разу
насильно другом невозможно стать!

* * * * *
что делать если нельзя написать эсэмэс?
этот прозрачно-невзрачный процесс...
этот яркий момент-
как мигает экран в ответ...

напишу сперва так, а потом по-другому,
сперва сложно, потом же совсем по-простому,
сперва много, убавлю после чуть-чуть,
переставлю местами, пойду отдохнуть..

буду маяться долго, и будто усталость
ляжет на знаки и буквы, в дыру между строк,
посмотрю я ещё раз, и будто в конверте,
вышлю в далёкий и призрачный путь.

это не грусть и это не радость,
это забавит на самую малость,
но если не надо, то пусть отдыхает,
в автономном режиме летает.

* * * * *
Он как-то иногда мне отвечает,
так что душа себя от радости не чает,
как будто рядом он, и мы с ним вместе,
и он всё знает, но не знает мести.

как будто вглубь души проходит,
обходит тихо каждый закуток,
хоть точно знает, что за поворотом
там сломано, или стоит замок..

возьмёт он в руки нужную отвёртку,
подкрутит, снимет тот замок..
промажет маслом чтобы не скрипело,
и дальше по душе вперёд пройдёт..

увидит бреши, змеев, тараканов,
не морщась все болота перейдёт,
проверит заводь, перекроет тину,
порядок полный всюду наведёт..

и как-то даже жалко, что молитва
не круглосуточно идёт,
его молитва - то как будто битва,
как ангела по полной мгле полёт..

* * * * *
время идёт как вода из-под крана,
кровь шла носом, я ушла рано,
болит голова и теряются руки и ноги,
кружатся ветры, снижая судорожные пороги..

раскол головы происходит по мелким деталям,
это собрать - и легко, но и сложно вначале,
мелкие части только чтобы совпали,
для полноты будто воздуха мне не додали..

капилляры ломаются, рвуться, не гнутся,
сосуды тянутся, маятся, мнутся...
снежинкой запущены блоги зимы,
дают как в аренду до самой весны..

* * * * *
Что делать если разряжен плейер?
погромче музыку на компе врубить,
ведь кто знает сколько за стенкой,
ещё будет телевизор долбить.

странное лекарство от прорывной боли.
заглушают ли боль пустотой?
надо найти дорогу в вечность,
и по ней возвращаться домой!

* * * * *
шли домой мы с ней болтая
- я сегодня очень злая!!!
говорила мне, такая,
ненавистью закипая.

волны этой неприязни,
веяли ещё с порога,
я хотела их послушать,
и тихонечко уйти.

но однако что-то робко
постучалося в ворота
моей вспуганной боязнью
отрофиранной души.

снег кружился мне в глаза
я как в космосе была...
этим снегом доброта
будто в души к нам сошла...

* * * * *
мне телефон расскажет о том,
что кто-то сегодня пришёл под мой дом,
что кто-то туда пошёл и туда,
что где-то машина сегодня была..

машина у дома стояла с утра,
и снег был насыпан сверху смешно,
как будто бы ёлка это была,
а снегу на лапах её повезло.

Машина зелёным давала всем знать,
что ёлки похожи и ей бы подстать,
а снег будто сахар лежал на верху,
не тронул никто их пока красоту..

* * * * *
я веду себя как влюблённая с ним,
тогда как любовь прошла уж давно,
а только хочется рукой до него
добраться и сжаться в ладони тепло..

но мне до ладони его далеко,
и вряд ли прочувствовать это дано..
но я не одна, а с Ним мне тепло,
хоть эти моменты прожить суждено..

не любит меня он, но любит Другой,
и любит меня Он больше всего,
а значит не страшно как будто одной
по миру идти не касаясь его..

* * * * *
блёклые картины висели на стенах,
шумные студенты общались в двух рядах,
видео смотрели, слева, справа же
разбирали игры, - на пятом этаже.

высоко идти мне, лифта же тут нет,
оставляют ноги снежный мокрый след.
гардероб в подвале, вешалки внутри,
зеркало висело - хочешь, посмотри...

были те картины бледны налицо,
краски будто ветром с дождиком снесло,
мысль была конкретна, мне же не пришло
выяснять все мысли скрыты в полотно.

на стене что сзади пейзажи и окно,
окно что в Сыктывкаре с форточкой оно,
виделось там небо и фонарный свет,
окон свет соседних и деревьев ветвь..

сниний синий иней лёг на провода,
отдыхала будто в городе душа..
а пейзажи сбоку были хороши,
храм,посёлок,речка,рядом ни души...

* * * * *
ещё полтора часа до отбоя,
свет,телефон,разговор до поздна...
ещё полтора часа до отбоя,
а после зимы настанет весна..

сейчас так темно, что света не видно,
днём тут темнеет в полпервого дня..
кофе горячий и сердце немеет
от внезапных развывов звонка...

помню в детстве эти прорывы,
криков, истерик, доказанных слов...
мама кричала, бледнела от злобы,
теряя контроль над собой и любовь..

но снова мир у нас водворился,
я подросла, мама замуж ушла..
но в сотый раз я немею открыто
слыша шум раздающихся слов...

* * * * *
новый год страшен издалека,
белесыми пятнами десяти дней..
отключать мозги мне придётся пока,
пока и быть может вообще.

Так тепло и мирно,и нет войны,
и не будет её вообще..
потому что силы ищу в Тебе,
тут другие совсем пути..

что казалось так страшно и несмешно,
растворилось воскресным лучом..
и опять как домой приведённа рукой,
я спокойна и ночью и днём...

* * * * *
Он играл в тетрис. За окном шла гроза.
Телевизор по этому случаю выключили. Он сидел на кресле
у окна и играл в тетрис. Он так заразительно играл,
что хотелось у него отобрать и тоже поиграть.
Но он был старше.
Тогда я оделась, накинула куртку и пошла гулять под окна.
Небо ещё было тучное, но с просветами. Трава была
малахитовая и мокрая. Мои джинсы стали наполовину мокрые.
Но я ходила и искала. Искала пропавшую кошку.
Не нашла..
Теперь кажется нет тетрисов. И кошек под окнами никто не ищет.
Я не ношу больше джинсы. И вообще всё не так как было.
Кроме одного. Дует от окна...

* * * * *
Всё может закончился в один миг.
Не будет этой гнетущей мелодии в плейере.
Не будет рыжих фонарей.
Но и войны собственно не будет.
Веры не будет, звёзд.
Солнцем будет Бог.
Поэтому дело не в вещах и их цене.
А в самом себе...

* * * * *
ну да, он приходил ко мне в больницу. Я помню.
Теперь сетует. Что вот, я к ней приходил,
а она и в ус теперь не дует..
Было лето, больница была в центре города, в 10 минутах от метро,
посещение было не по часам, а в любое время.
Я бы тоже сходила)))
Спаси его Господи, что сказать.
Пелагея и белый бульдог, что он мне принёс, я слушать не смогла.
Да я помню ту бурную радость: брат пришёл!
Всё меняется..

* * * * *
едкую эту сладость не могу до сих пор изжить,
в сердце мечом нежно острым тянется сладкая нить,
были мы с ним как гости, в сердце друг друга нашли,
но эта нить хоть до кости, нет ей права тут быть.

и забывать начиная,бегаю пламя огня,
он был огнём,распаляя походи пламя огня,
он был родным и знакомым,преданным,но чужим,
был он врагом искомым,дальним и дорогим.

я , збывать начиная, снова болею с нуля,
ну почему он так ранил,ранил так больно меня!
и закрутился во круге мира и суеты,
а у меня в округе памяти тлеют мосты.

нет больше этих нитей, и блокировка стоит,
вижу священник в ответе с головой склонённой стоит,
бдит над моим раненьем, сделанным этой стрелой,
так что навеки из сердца уходит сей плен роковой.

* * * * *
пусть я буду никем, но зато буду с Богом,
пусть останусь ни с чем, стану снежным заносом,
пусть как тень проживу, для других незаметно,
и за жизнь не зачтут мне в глазах капли света..
пусть забудут меня, лишь пройдёт панихида,
светом,миром, теплом я бываю согрета...

* * * * *
мне мешают звуки,
но они уйдут,
надо это помнить,
пока ты ходишь тут.

и я умру,не буду
скрипеть половиком,
и свет не буду тратить,
и нервничать о том.

живём мы как в цейтноте,
тогда как время есть,
но импульсы неверны
отосланы как месть.

в аду,ведь там не будет
рядом никого,
а только пламя,черви,
и паралич всего..

поэтому,потерпим,
друг друга мы теперь.
в раю не будет гнева,
умолкнет канитель.

с рассвета до рассвета
стучат,кричат,скрипят..
но знаешь только это
всего лишь злобный взгляд..

* * * * *
светит лампа в глаза,
за окном лищь пробелы
тёмно-синего дна,
мокро-снежного неба.

вот и всё. не видна
звёзд сияющих бездна.
только серая пелена
застелила всё небо.

светит лампа в глаза,
вижу пятна на стенах,
шрифт закрыт полосой
сине-чёрного цвета.

скрипнут двери.. весна
приставляет заплаты.
я не знаю. проста
эта снежная вата.

* * * * *
подлейшая холодность пробралась ко мне,
дело тут не панике, дело не в войне.
дело и не в страхе за свою судьбу,
дело в том что сердце лепит ерунду.

Надо сокрушаться, надо страсти жечь,
что и удивляться, что душа как печь?
но однако подлость рядышком стоит,
слёзам умиленья литься не велит.

это только подлость, больше ничего,
подлое старанье выйти из всего,
так как будто войны это ничего,
так как будто жизнь моя не для Него.

жизнь моя для Бога, и к Нему уйду,
если перестану подлости игру.
Будто не со мною будет судный день,
будто не за мною ходит смерть как тень..

Смерть как тень с косою ходит круглый день,
день длиннее ночи станет по весне..
смерть это подстава если жить не так,
грозное решенье в миг отнимет дар.

ведь за далью вечность долгая грядёт,
страшно и подумать, что произойдёт!
если будет время, я к вам прилечу,
попрощаться с вами очень я хочу.

дорогА дорОга оченно сейчас,
на дорогу мне не время этот час.
Но зато без тела нет таких преград,
будет если время полетать за так..

не об этом думать мне бы пред постом,
пост ослабит бремя пОджатым хвостом,
холодность оттает может быть спустя
пару тройку пассий, от грехов уйдя...

* * * * *
Бог меня нашёл!
Я опять жива,
с утра до темна
буду я светла!

Что вокруг война,
простуда и беда,
доходит до меня.
но счастьем я полна!

полна лишь от того,
что Он главней всего.
А Он меня нашёл.
И с Ним мне хорошо.

* * * * *
Музыку слушать - это так больно,
Больно и остро - как будто ножом.
Давайте сдаваться все на рассвете,
Притворившись оранжевым кирпичом.

Музыку слушать мысли устали,
Пошли бы они по весне погулять,
По мокрым дорогам и сизым домам,
Смотря как газеты ссорятся в хлам.

Я бы не стала смотреть по бокам,
Зажмурив глаза, добегу до угла,
Взявщи ключи как последний урок,
Попадаю до утра в бетонный мешок.

будет ли утро и стук молотков,
Лопаты в руках и уборка дворов?
Пойду по весне, поищу дорог,
Дорог приводящих на Небо в срок.

* * * * *
Бред как клейкая мука
прилипает по рукам.
отмывай его теперь
от себя, ему не верь.

бред прилип! пошёл бы он
на вокзал на тот перрон,
где гудели поезда
до сигнального звонка!

* * * * *
бывает, что глупые люди
находятся рядом со мной.
глупость их не в рассудке,-
безбожье изъян основной.

веры не знают ни капли,
Крест ни за что не сочтут.
На подоконнике в хламе
Распятого Крест берегут.

Сколько годов они вместе,
и не поймут одного.
Бог - Он на первом месте.
Бог - Он важнее всего.

Крест - это дивная Сила.
Крест, Он сильнее врагов.
Порчи сильнее и гнева.
Сильнее монет и блинов.

Чем они жили? работой
наверно, наверно едой.
Наверно какой-то заботой,
Желудок - вопрос основной.

Бедные глупые люди,
70 с лишним лет.
Жалко их тяжких судеб,
Их ежегодный бег.

Бога узнать не желали,
К Богу они не пришли.
А за могилой узнают,
Что есть только Он и они...

* * * * *
"Сегодня они - завтра мы",
приходят ответы на грани зимы.
пук света с утра, гудят провода,
и птицы щебечут как будто весна.

"сегодня они, завтра - мы",
и это пронзает до боли мозги,
и сердце сжимает жалость Рукой,
тёплой Рукою ведущей Домой.

Так скоро весна, так пахнут цветы..
так мутятся волны, так скользки мосты..
и слышу в упор я "себя береги",
всё остальное не нашей руки..

всё остальное Господь упасёт,
и как Ему ведомо, так и спасёт.
Поэтому "голову береги",
и следом за Ним без страха иди.

* * * * *
Вы читали Дон Кихота?
Не читала я его.
Но сказать так неохота.
То ли стыдно, то ли что.

Я "Хотабыча" открыла
На неделе как-то раз.
Чуть со стула не упала -
Там как будто прям про нас!

Объявление на доме
Мне на память вдруг пришло,
Что квартиры покупают
Сплошь и рядом, ни за что.

Ну и вот, а в книге этой
Волька вещи паковал,
И со всей семьёю утром
В новостройку он въезжал.

Отлегла душа от боли,
Как и раньше, так и щас,
Переехать хоть непросто,
Но однако жизни часть..

* * * * *
В нашем подъезде кто-то живёт,
ночью не спит, что-то жуёт.
Пьёт по-тихоньку, аскорбинку грызёт,
утром встаёт и куда-то идёт..

сквозь стены не ходит, следы остаются..
и может быть хочется дома проснуться,
домой не пускают? нету жилья?
история это весьма тяжела..

на лестнице тихо и мирно сопит,
как будто бы дома на печке лежит..
как будто бы это такая кровать..
такая что даже не тянет вставать..

ох ужас какой.. жалеть? выгонять?
так жить будто тишь у нас, благодать?
спасать, выручать, к Христу обращать?
молиться - прощать, молиться - прощать..

я слышу холодное слово "пусть спит".
молитва наверное дело сразит..
и может быть кто-то отыщет жильё..
и бросит бродяжничество своё..

* * * * *
орфограммы на каждом шагу,
телегрАммы ошИбками дЫшат,
эсэмэс сейчас сильно в ходу,
но слова часто пишут как слышат.

ставят "и" там где место "е",
и дефис ни за что не напишут,
подвисают в без правил игре
"-то, -либо, -нибудь" частицы.

да зачем нам дано столько слов?
столько знаков, столько эмоций?
уж не проще в конце-то концов
выражаться как в небе птицы?

захотел - приелетел, коли время.
А не время, так всем пока.
расклюю я твёрдое семя,
то что бросила тут весна..

поклюю, пожую, полетаю..
в окна дальние загляну..
распишу по мельчайшим деталям
круглосуточную возню.

и не дам вам ни слова ни эха!
на минуту чирикну в окно,
пусть замолкнут терзания ветра,
я под крышей приют свой найду...

* * * * *
Бог даёт мне крышу
Всем ветрам назло...
И глазами вижу
Всюду я Его.

Всюду Бог, и в солнце,
в снеге и в весне,
и в моём оконце,
и на небеси.

сладкое блаженство,
в очи мне пришло,
стало всё чудесно,
всё Христом пришло!

Всё по Божье воле,
от Его руки..
и крупицы соли,
сахара пески..

что же мне бояться
коли это так?
надо сибираться,
и прощаться нам.

ты меня запомни,
и меня прости!
злобы веет волны
сердце на пути!

коли я задела,
по тебе прошлась.
пост, грешить не дело.
елея не в запас.

* * * * *
отложить тебе свеклы?
ставят мне вопросы.
ставят мне не продавцы,
в кухне на допросе.

Я теряюсь. Огурцы
Вижу экономят.
Ну конечно и свеклы
Грамм не проворонят.

Потому пускай кладут,
ну её в два счёта.
Будет борщ им из неё
Повара работа..

Борщ мясной. Не проведут
Тут меня на кухне.
Потому пускай кладут
Все туда продукты.

В пост не надо мясо есть.
Но тут пост не писан.
Потому что веры несть,
Рацион расписан...

* * * * *
не пишите письма не надо,
не читала я их как надо,
я смотрела, и с первого взгляда
определяла: надо - не надо.

если с первой же этой строчки
я увижу терновые кочки,
то скорее всего что расплата
ждёт указанного адресата..

не имея талант диломата,
я имею жестокий характер,
и к тому же ума палата
ездит в голову как на вахту..

иногда я сражаю сразу
недосказанные рассказы,
иногда я терплю по неделям,
отвечаю как требует время.

отпишусь и в себя зароюсь,
что расскажет мне эта повесть?
теплоты ли не видела с детства
что веду себя как без сердца?

бывает тепло прорывает,
и тогда душа отдыхает.
но вот чаще фильтрация почты
леденит и краски сгущает..

я б вообще в глаза посмотрела,
потому что писать эт не дело..
разве можно сквозь две три строчки
рассердить чтоб до самой точки?

я гневливостью отличаюсь,
в чём потом и сейчас покаюсь.
это факт, она существует,
и во мне иногда прорывает.

ведь агрессия мне на что-то,
ведь она у меня для чего-то..
чтоб бороться мне со грехами,
и от них закрыться руками..

* * * * *
"Что ты мужу моему добавляешься?"
мне внезапно приходит письмо.
Я, как точно в романах сказано,
вдруг "бледнею как полотно"...

вижу точно что это ревности
слепой ревности грубый бред,
да я вобщем-то не добавилась,
только видно остался след.

помню как-то февральским вечером
я сидела в тиши у окна,
и в своей затвердевшей памяти
перекапывала все имена..

все знакомые мне попутчики
вспоминались мне в этот час,
и узнать я хотела живут ли
они на планете сейчас.

и тогда я заёрзала в поиске,
и "мой мир" мне на встречу пришёл,
и различные параметры возраста
имена, и процесс прошёл..

по фамилии и по имени
все знакомые мне как одно.
я искала их, и случалось, что
многоточие писала в окно.

многоточие это значило,
что я тоже тут в "мэйле" есть,
но "добавить" меня не желательно,
не хочу я в "мой мир" перелезть..

мне и так фэйсбука достаточно..
и вообще я уж скоро совсем
перекрою все вкладки остаточно
и пошли б они лесом все)))

* * * * *
я настроена на него,
ну а он от меня расстроен.
от повёрнут в другое окно,
как в другую систему встроен.

ну и я вообще не в ту степь,
ведь я всё хорошо понимаю.
но однако привязанность есть,
и она иногда оживает.

* * * * *
бывает я набираюсь смелости
и всем начинаю писать,
и когда не жду я ударов резкости
мне их все начинают давать.

не пойму я в чём дело дельное,
почему когда я от души,
получаю в ответ беспредельное
раздражение: не пиши?

и душа моя вдруг зашатается,
и заноет последний вопрос.
в чём ошибка, в чём надо каяться,
если подумать всерьёз?

наверное надо для Бога
в первую очередь жить,
а вот до чужого порога
не торопиться ходить..

* * * * *
когда говорят мне "с праздником!",
я напрягаюсь сильно: с каким?
и мне кажется, как ругательством
заслоняются праздником сим.

вместо доброго нашего "здравствуйте",
и обычного "добрый день",
слышу брошено в меня "с праздником",
и как маски мелькнула тень..

может чувствуют люди праздники..
я не знаю.. мне всё одно...
только Пасха - то праздник праздников
это раз навсегда так дано.

ну а в постную пятницу вечером
ну какой такой праздник, прости?
лучше бросить "привет" опрометчево,
и всем легче нам станет идти..

да и в Пасху я всё ретируюсь
тяжело мне ответ повторять..
но я знаю - Воскрес! только видимо
надо мне себя просто менять.

* * * * *
всё время ищут во мне подтест,
а я даже текста своего не имею.
мысли такой никакой не грею:
скопирую, вырежу, вклею.

Бывает читаю я книгу и строчка
В глаза мне хохочет. Хохочет и точка.
Я заливаюсь от смеха с слезами.
И хочется рассказывать как в детстве маме.

* * * * *
"это не столько ты приходишь с войны,
сколько потом война идёт из тебя",
не знаю, слова ли эти просты,
но как часто они будоражат меня.

это действительно именно так -
если пускаешь гнев просто так,
если его не желаешь сдержать,
то он заразен - растёт будто рак.

ведь нет иногда вокруг меня зла,
а зло изнутри идёт и идёт...
и думаешь, что за углом тебя ждёт..
пролёт, пулемёт, сосед иль война..

и ждёшь это ты с обеих сторон,
а за углом лишь снежная мгла..
мгла, и лишь снег холодный кружит,
кружит и под ним замирает весна..

идёт и ложиться мне на плечо,
тает на шапке, в руке горячо,
сердце моё остужает лишь Бог..
а снег... не отводит беду за порог..

не отводит, но тихо мокрОтой своей,
влажно проходит по нервам и вдруг,
ты ощущаешь что Бог здесь вокруг!
Бог, а не ужас, не смерть, не кошмар...

* * * * *
это ужас: он мне снится,
он мне снится лет так пять,
мне до 3х часов не спится,
после трёх я с ним опять.

с ним я еду, с ним сижу,
с ним куда-то я хожу,
с ним я рядом, с ним опять
я как будто сто лет вспять.

эта сказка мне не катит.
эти сны совсем не кстати.
от любви ли то к нему,
лучше бы снилось про весну...

* * * * *
У неё голоса,
У меня нет голосов,
Только мне иногда
Не хватает мозгов.

У неё голоса,
У меня их нет..
Были когда-то
До восьми лет.

Был это полный,
Полный кошмар.
Помню как стул,
Например, оживал.

Стул оживал и
И на спинке доски,
Вдруг появлялись
Антенны значки.

Из этих антеннок,
Как угольков,
Слышала много я
Всяческих слов.

Так что и мимо
Боялась пройти.
Была ниже спинки,
Не дорасти!

Радиоволны
В моей голове
С трёх лет работали
За год по две!

Ночью включался
Громкий сигнал,
И чей-то голос
Мне в уши орал.

Ждала его я
В полгода раз,
Как я дрожала
Помню сейчас!

ну а потом я переросла,
и уж в шестом я классе была,
как все каналы радиоволн
выключил мозг мой, низкий поклон!

* * * * *
Говорила я ему: "отстань от меня".
он мне отвечал - "пошли, пошли".
Шли по мокрому снегу, по весенней грязи,
то он провалится, то я теряю стези.

говорила ему: не пойду с тобой.
он мне отвечал: я тебя загрузил?
я не знала, что было в тот миг со мной,
но сказала, наверно, что перегрузил.

а на самом -то деле он просто давил,
просто волю словам и эмоциям дал,
но а так как я не святая слегка,
то наотмашь эмоциям вышел удар.

ну вот так мы до дома -то и доползли,
он сказал что молочку пойдёт покупать.
денег нет, и весна, и не знает где взять,
что кредит ему в банке отказали давать.

я не знаю, деньгами помочь ли могу,
но когда я услышу его ерунду,
мне становится страшно и весело вдруг,
болен всё-таки парень, несчастный наш друг..

* * * * *
но наверно это страшно,
но наверно Бог же с нами!
Бог же с нами и лучами
умягчает, укрепляет..

Бог же с нами, не попустит
Он случится ничему,
ничему такому что
было б выше нашего,

нашего терпенья,
нашего смиренья.

Он же с нами и прольёт
дождь на огнь что к нам идёт..

даже если и со вне
будет это как в войне,
изнутри Он так смягчяет,
что елеем сердце тает.

этого не видно,
в этом есть спасенье,
Бог сильнее мира,
даст Он укрепленье!

* * * * *
я его, наверно, любила,
теперь к нему выход закрыт.
не знаю, как на асфальте мелом,
вокруг него "no exit".

я в него, наверно, влюбилась.
но, скорее, по Пушкину то:
чувства такого причина,
что к тем, кто не любит, оно!

чем он меня перекинул,
бросок чрез бедро, так сказать.
(нет, но не выстрел же в спину!),
решеньем терпеть перестать.

не говорю что любить,
любить это так серьёзно!
иногда, хотя бы, стерпеть -
ведь это бывает несложно!

но нервов система своя
у каждого, и возможно,
что одному - легко,
другому так очень сложно!

тем более для него
это такая мука,
что я бы вспорхнула давно
как птица, а не как муха.

но мухом видно дано
ползать утрами по трапу,
ну а ему суждено
гнать их долой по этапу..

мне вот не жалко в себе
эту усталую муху.
Но ведь Христос со мной,
и это одна моя радость...

* * * * *
он у меня вызывает страх,
тем что не ходит он утром в храм,
тем что троллит он иногда,
так как не троллит и самый спам.

он у меня вызывает страх..
тем что живёт где-то в сенях,
тем что меня он в гости зовёт,
а в назначенный день решенье сдаёт.

он почему какой-то двойной,
какой-то такой и какой-то другой,
вроде он добрый, а может быть злой,
вроде всегда будто друг под рукой...

вроде учились мы вместе и вдруг,
вот мы вернулись в родную Ухту,
но он не ходит, не ходит он в храм,
чем он живёт, расскажет он сам.

я же не знаю чем он живёт,
но он же учился, а в храм не идёт.
как же такое могло с нами быть,
надо бы в гавань спасенья приплыть!

он прочно мне прочистил мозги.
теперь не испытываю ни малейшей тоски,
и эсэмэс когда хочу написать,
текст не могу насоображать.

нет, ну не сразу это произошло,
то меня трясло, то его.
но теперь мы зато не дадим ни за что
другому сорваться во зло..

* * * * *
Проснулась утром и вижу:
муравей ползёт по тропе.
Тропа была не на мне.
А всего лишь на простыне.

Думаю: ладно, ползи.
Ты мне не страшен отнюдь.
Но тем не менее я
Ему преградила путь.

И я закрыла глаза,
сон меня принял вдруг,
И я полетела туда,
В сонный неведомый путь.

Ну а потом я опять
Вот уже вздумала встать,
Встала и вижу: другой
тоже ползёт тут тропой.

Думаю: не беда.
Щас дихлофос мы возьмём.
Разик балон встряхнём
Ну и направим сюда.

Вот я его взяла,
Стала читать о том,
Что под давленьем балон,
Огнеопасен он.

Что распылять надо где
Пришлось ложиться тропе.
Что распылять надо там,
Где находИтся норам.

Ну и отлично. Балон..
Годен как будто бы он..
Я его тут взяла..
Ну и туда понесла..

Ну и наверно они
Все испугались вдруг..
Жалко мне стало их,
Маленьких, золотых.

Ползают тут себе,
Воду тихоннечко пьют.
Их же погнали уже,
Беженцы они тут.

В кухне им сказано "нет",
в ванной им тоже "привет",
вот они видимо и
с горя ко мне приползли..

* * * * *
На мои бесхозные мысли
Ничего уже не влияет.
И таблетки видимо тут
Свойства свои оставляют.

Не убирают мечтаний,
Воздушных замков и снов.
А прибавляют страданий,
Головных болей, оков.

Бывает что трудно дышать,
Двигаться и читать.
Но ведь труднее всего
Себя целый день собирать.

Подбираю себя я везде,
В подъезде и на войне.
В поезде иногда,
По дороге туда и сюда.

Наверно, наверно и тут
Ум хочет меня обмануть,
Но тяжелее всего
Похоть свою отпугнуть.

И только, выходит, что страхом
Можно её избежать!
Так чтобы одним махом
Всю её нафиг зажать.

Похоть рождается вдруг
К лицам мелькавшим вокруг.
Вот бы её, похоть ту,
В вагон что везёт в Воркуту.

Но это поэтов мечта,
Моя же мечта о другом.
Моя же мечта лишь о том,
Что быть мне всегда со Христом!

* * * * *
мне же всё время приходится
прыгать с разбега в кусты!
типа, не поздоровится,
я в комуфляже, а ты?

это порою смешно,
спрятаться мне не дано,
только на время, пока
не вытащит чья-то рука.

да нет, не про это я щас.
просто писала я текст.
текст написала, его
отправила птицей в окно.

отправила просто так,
и знаю что адресат
может в два счёта меня
переругать почём зря.

ну и зачем же тогда,
спрашиваю себя,
надо было писать,
чтобы потом убегать?

я ведь не страус в песке,
и даже не котик в мешке,
ну и как заяц трясусь,
вытянусь точно гусь.

Счас вот расплата придёт,
он меня точно найдёт,
что за углом меня ждёт?
а может быть это пройдёт...

может быть выкинет он,
как свой рюкзак на перрон
всю эту галиматью,
и вдруг отвесит поклон!

* * * * *
В голову лезет мне чепуха,
Эсэмэски ходят часами туда,
Часами туда, оттуда, сюда,
и вот я узнаю суть текста тогда.

ещё бы.. вот выключить телефон,
на двадцать минут, как лошадь в загон,
он ведь всё время перегружён,
а я так страдаю от разных имён..

вот не хочу я ни капли писать,
ни капли отправить, ни капли принять,
но что-то во мне нарушает закон,
и снова пишу я , и снова включён.

Пишу и отправлю и выключу я ,
его до момента справленья с собой,
читая ответы, стараюсь закрыть
я обе симкарты не споря с судьбой..

и снова включу, но он уже всё,
уже не вмещает в себя ничего..
о бедный мой номер, один и второй,
мне хочется сделать от вас выходной..

то с полоборота, то прямо с конца,
приносит мне чтенье чужая рука..
я вижу ошибки и чувствую стиль..
но я другом, и об этом прости..

* * * * *
какие-то вообще проблемы с женским,
детское в себе я только вижу,
хорошо девчнокой быть, не спорю,
не боись, слаба я, не обижу.

но однако часто обижаю
обижаю самых безобидных,
и выходит после этих срывов
никого вокруг себя не вижу.

очень сложно это, очень сложно,
забывать все следствия, причины,
и порою кажется, возможно
надавить на жалость у мужчины!

это так нездорово и грешно,
ощущать себя на месте жертвы,
ну а жертва, жертва неперменно,
покусает всех вокруг прохожих.

* * * * *
сидели два друга напротив в столовой,
сидели напротив друг друга они.
а я как воробушек, случайный захожий,
сидела тут с ними поближе к двери.

ну и они меня не замечали,
не замечали, беседу вели.
беседу вели и чай допивали,
за жизнь разговоры пошли.

один говорил ему: ну и представь ты,
вот ты приходишь с работы домой,
ну и она - жена твоя, глянь-ка,
сидит на диване, а ты ей родной.

и так каждый вечер - сидит на диване,
вчера и сегодня и завтра придёшь,
и видишь её.. и становится страшно...
жениться раздумать придётся всерьёз.

но я там сидела! меня нивочтоже
вменили они в разговорах своих..
а тем не менее мороз был по коже,
когда я взвесила слова их сии..

и стало мне грустно, и так защемило,
что лет уже восемь с тех пор как прошло,
а я не забуду - их двое, я рядом,
и чай остывает в руке у него.

* * * * *
о, как бы мне не бояться,
не бояться мне ничего,
всё дорожает, и много,
и много ещё чего.

о, как бы мне не смеяться,
не смеяться самой с собой,
а то меня станут бояться,
считая меня больной.

о, как бы мне не гордиться,
не париться ни о чём,
от страха за жизнь отстраниться,
И пусть она бьёт ключом.

о, как бы не испугаться,
если наступит скорбь,
как бы не поломаться,
и отдать, если надо, кровь.

Как бы на Небо прейти,
мытарства все пройти,
спрятавшись за спиной
Церкви Христовой Святой!

* * * * *
Не вижу снова никакого смысла
я в мужских скупых кровавых письмах.
Не пиши мне больше, УМОЛЯЮ!
Я который раз уже читаю.

я читаю. И не понимаю.
Всю эту историю я знаю.
Но к нему же я не как к мужчине!!!
А как к человеку в этом мире.

Ну он что-то подразумевает.
Что пишу я - больно задевает.
Я всё понимаю, но проблема
Вовсе не на почве этой темы.

(Если задевают меня письма,
Я стараюсь фильтр наладить быстро,
и про жалость как и про жестокость
Думать не имеет просто смысла)..

Не пиши мне больше, УМОЛЯЮ!
- Всё окей. Стираю. Удаляю.
Сообщаю что есть служба фильтра.
(Я-то про запреты забываю).

Отпишусь и в тишине вздыхаю.
Старые грехи меня кусают.
Как бы я себя не оправдала.
Виновата. Не имею права.

Но опять, опять не вижу смысла
В этих умоляющих записках...
Ну достала я! - не рви ты сердце.
Я - по жизни ошибаюсь дверцей.

И подтекста вовсе не имею.
Даже ласки попросить не смею.
Ну какое тут развитие событий?
чёрный список сделаем открытьем)))

Фильтр поставь, да и дыши свободно,
эсэмэс уйдёт своей дорогой...
пусть останешься ты недотрогой,
но зато не будет больше риска!

* * * * *
Примерно как алкоголики пьют,
Примерно так и писатели пишут.
Почувствовав вдруг силы излишек,
Они отправляются в путь.

Как будто чужие, а может свои...
Но ты за собой покрепче смотри.
И если запой, ты видишь, опять,
То может писать, а потом удалять?

Но это ещё полбеды, ничего,
Если напишешь ты кое-чего
В личный блокнот, а потом из него
Выйдет брошюра, как борщ - из всего.

Но если ты вдруг напишешь не тут,
А скинешь кому-то, кто вовсе не друг...
Вот это беда! Берегись, убегай!
Тебя я не знаю. А ты меня знай.

* * * * *
Сколько строк бы я не написала,
Я всё время чувствую одно.
Жду как раньше реакцию "достала",
но другое мне тут суждено.

Понимаю я внезпно, что не время
не количество отшедших смс,
не меняют ничего в размере
пастырской любви его вообще.

Это так внезапно прорывает!
Я, увы, не чувствую укор.
Совесть у меня недомогает.
Нужен тут отдельный разговор.

Но когда я начинаю думать,
Что его я мучаю уже,
Как вдруг ощущаю его руку
На моей лежащую душе.

И тогда я резко понимаю,
Что не я за ним. А он за мной.
Что за мной следить он успевает.
И ведёт к Христу своей рукой.

* * * * *
- Вот бы умереть!
Вот бы заболеть!
Вот бы ко Христу
Скорее улететь!

Вот бы поскорей!
Вот бы без мытарств!
Вот бы без мучений,
И подземных царств!

- Все мы будем там!
Каждому свой срок!
Ты не бойся - жизнь
- доверия урок!

Доверяя Богу
ты не пропадёшь!
Проведёт дорогу
Он когда не ждёшь!

- Вот бы поскорей
Мне Туда попасть!
В Царство через дверь!
А не в адску пасть!

- Каждому свой срок
Отпущен жития!
и когда пора -
Заберут тебя!

- Вдруг забудут, что
Я ещё живу?
И оставят жить
В нынешнем веку?

- Не забудут. Бог
Знает обо всём.
Он Отец, и помнит
Всех и вся и всё...

* * * * *
Его я не любила.
Мне ставится в укор.
"А я тебя любил" -
Закончен разговор.

- "Но больше не пиши мне" -
продолжена строка.
прости, прощай, исчезни,
ведь ты уже не та...

Как странно.. Ведь любил
Кто знает, почему,
Когда проходят годы,
Болезни ни к чему?

Вот мне сейчас как раз
Любовь б его пришлась.
Как странно что любовь
Так быстро порвалась...

Зачем он говорит,
Что он меня любил????
Ведь это не любовь,
А просто... много сил!!!

Ему тогда весна
По голове прошлась,
Какая-то любовь
На крыше развелась.

А мне его так жаль
Тогда вдруг стало, и,
Скрепив себя, терпела,
Ради жалости!

Меня он раздражал,
Но я не поддалась.
И молча поборола
Всю неприязни страсть.

Я молча поборола,
И стала вдруг его
Подругой-недотрогой
На пять лет старшего!

Два года потерпела
Я эту нашу страсть,
Но совесть не велела
Ввести себя в напасть.

И тихо и без скрипа
Я всё оборвала..
Хотя давно по-Божьи
там не было тепла.

В семнадцать лет жестока
Наверно я была.
Но жизни обработку
Успешно я прошла!!!

Отдельная жестокость
Случайных встречных лиц
Во мне довольно скоро
Её повергло ниц!

И пусть такая слабость
Покажется не той,
Однако по гордыньке
Она удар большой!

Поэтому не вижу
Я смысла с кем-то рвать.
Порвали и довольно.
Давай соединять.

* * * * *
Мне кажется я его обманула.
Вопрос тут встаёт: где и когда?
То ли стихами своими загнула,
То ли отправила что не туда...

Мне кажется, я его обманула,
Что он мне поверил где-то вдвойне.
Пыталась сказать ему: не люблю я!
А он и поверил мне.

Но дело-то в том, что чувство так живо,
Что говори я тут или молчи,
Его я именно что любила,
И врать тут конечно мне не с руки.

Как жалко, что он мне, что он мне поверил.
Что не было чувства во мне никогда.
Это сомнительно. Это потеря.
Влюблённость даёт по мозгам мне всегда!

* * * * *
захожу я сюда чтоб себя удалить,
но опять толку воду я в ступе...
интересная всё-таки тут течёт жизнь,
но уход не подобен разлуке!

удалиться всегда не выходит спроста,
но и просто же тоже не очень.
обязательно выползет где-то строка,
что скучать без вас будут очень.

странно всё это так, попадаю впросак,
напишите, мне пишут, вы другу.
напишу если другу, нарушу я такт,
друг не вытянет мя как подругу.

* * * * *
говорит мама: нет таких денег.
отвечаю я : разве прошу?
и как будто даже сердито,
раздражение вдруг глушу.

нету денег мне это знакомо,
зачем только так отрезать?
я наверно не так осторожно
стала маме о чём-то писать....

* * * * *
Ну вот и дошла я до такого момента
Когда эсэмэски мои не доходят,
Праздник Денису и Насте приходит,
Двадцать шесть уж ему, ну а ей двадцать восемь.

У меня в голове все записаны даты,
Для чего я не знаю сама.
Я беру телефон, открываю контакты,
И не вижу я их номера.

Открываю тогда записную я книжку,
И шуршу ею вдоль-поперёк.
Вижу красным фламастером Настю,
И Дениса штук шесть номеров.

Набираю я цифры в строку для отправки,
И пишу что настала пора.
День рождения день - даже праздник в ненастье,
А сегодня всё тает, весна..

Написала и вижу - нету отчётов,
Молчат мне в ответ номера..
ДУмаю вот и шестое апреля,
Весенняя эта пора...

Приятно когда тыща на карту приходит,
а блог яндекса мне надоел.
это окно из угла меня просто изводит,
как будто случайный обстрел.

стихи мне чужие на душу ложаться,
и гладят по голове.
надо же было, Денису родится
в апреле, а не в сентябре!

он так изменился, глазам не поверишь!
Весь чёрный и в чёрных очках.
И в церковь он как-то не очень-то ходит,
и холодность на губах.

И всё так случайно, все эти встречи,
зачем они были со мной?
Ведь нас ожидает огромная вечность,
А щас - полустанок простой...

Простой полустанок, и наши ошибки,
так больно под зад поддают..
Ах если бы знать, где дешевле открытки,
как летом уехать на юг...

Я б в гости к нему заходила,

Пусть стали мы как чужие,
Но ведь раньше мы были свои.
И в каком-то надломленном мире
Тихо просим к нулю всё свести...

* * * * *
Безответная любовь, сколько в ней есть тепла!
Это вовсе ни капли не больно!
может лишь показаться сперва,
что это не очень достойно!

безответна, водой дождевою пропитана,
выпивает её всю до дна.
пропитана каплями, струями промытая,
по льду разольётся она.

а по весне заволнуется бешено,
песней родится вдруг.
песней родится, весною утешенной,
сольётся в чудесный круг.

я без тебя не страдаю ни капельки,
мне так сейчас хорошо.
после причастия, в радости праздника,
Бог в меня тихо вошёл.

Он отметает любое страдание
от взора, от слуха и рук.
и нет больше страстности, замолкли желания,
полнота бытия вокруг.

я болею немножко, и разные признаки
сходятся в общем в одном.
любовь безответная, полная, нежная,
снова пробилась ростком...

и когда загорается Искра внезапная,
от стретения двух полюсов.
ощущаю себя в спецодежду закутанной,
от уколов внезапных шипов.

без ответов, без ранок, без брошенных фраз,
без глаз немигающих зорких.
а так, просто так, отдаётся в висках,
отражается солнышко в окнах...

* * * * *
В Страстную Пятницу не хочу выходить,
И страшно становится жить.
Пустотой, засвербив, захлебнётся душа,
Себя потеряла она...

Вышел Господь, щель ветрам обнажилась,
И стало мне так тяжело.
Будто рана сквозная открылась
Апреля десятого...

Схватиться за голову и в церковь бежать,
От скорби внезапно пораненой,
Сегодня Его должны уж распять,
В канун перед праздником...

* * * * *
хочу удалить я почту мэйл ру и не удаляется
ужас какой-то в рекламе прочту, потом надо каяться,
код не могу я понять, такой он запутанный..
ох, удаляться приходится с этими глупыми муками...

* * * * *
освятили мне куличи в субботу,
так хорошо...
шла на службу я как на работу
так уже пошло...
петь мне досталось великую службу
пред Пасхой Святой
паремий штук пятнадцать вычитать нужно
список большой..
ну и пока я их все читала,
голос мой сел..
Бытия, Исхода, Царств и Исаии,
и это не все..
так на потом меня
не хватило совсем,
и распевала я гласом каким-то не вем..
на "да молчит всяка плоть" я старалась всю мочь,
я так люблю, но устала, и кто мог помочь?
а "милость мира" так я загубила совсем,
басом таким я запела, что замерли все..
на ектеньях я переводила дух,
после я спела причастен, псалом 33.. ух..
но на псалме уж молчала я втихоря,
молитвослов листая и молитвы творя...
вот и причастие быстро совсем подошло,
стала я "Тело Христово" петь, встав далеко,
после и к Чаше святой я замря подошла,
и причастили без всяких эксцессов меня..
запивка была в рядом комнате с храмом, туда,
я с народом запивку искать перешла..
и запивая, и чувствуя воду, в себя не пришла,
много народу, а я.. как чужая.. на место пошла..
тут вдруг внезапно почувствовала я - Бог со мной,
он успокоил меня вдруг, порядок с душой!
всё это кончилось.. мне освятили кулич..
и Пасхальную радость я тоже желаю постичь!

* * * * *
автор это я,
закрыла я себя,
и ни за что меня
теперь не обвинят

пишу я чепуху,
и к ней не допущу,
жаль если на стихи,
я жизнь свою пущу!!!

и тон какой-то мой
уж слишком препростой,
какой-то он ну прямо
шуточный такой

хотя без зла совсем
писала я про всех,
но что-то тут стряслось,
и вдруг как понеслось!

весна, весна и та
окрУглила глаза,
и говорит, глядЯ,
что всё суть болтовня.

как этим я постом
на Стёпу нарвалась!!!
как будто он было слон,
а Моськой была страсть!

и всё же потому,
что номер я его,
не слушаясь ктому
не стёрла как на зло!

ах если б убралА,
я эти восемь цифр,
то я б не сорвалась.
а то, как в Окна: прыг!

а если и любил,
дак всё уже забыл,
за что же так его
карать несчастного?

ох бедный, бедный он..
нарвался на меня,
придётся телефон
теперь ему менять.

ах, знала б, ни за что,
я телефон его
не сохраняла бы
ох-ох..ведь кто про что)))

за десять с лишним лет,
как будто дал обет,
что будет он теперь
указывать на дверь!

коварна эта страсть,
и вводит всё в напасть...
люби, пожалуй, и,
не трогай ты мосты!!!

пускай мосты стоят!!!
пускай глаза глядят!!!
любовь пускай живёт,
но с похотью не в ряд.

ох, вот, опять, стихи...
пожалуйста, в разряд
отправлю их любви,
пускай теперь висят...

* * * * *
Христос воскресе! - отправить несложно,
И ответ получить дорогой.
Но в этом году осторожно
Этот текст отправляю святой.

Задушевные ходят письма
Мне сегодня на телефон,
Но душа это ведь не подписка..
И она ощущает не то...

Получаю и вижу: ошибка!
Он "воистину" написал
Раздельно, а надо ведь слитно!
Как ему никто не сказал?

Филоложка я... дело такое..
И пишу ему тут же в ответ,
что "воистину" слитно, а "счастье",
там никак не "я" после "че"...

я его ни за что не обижу,
он мне возрастом как отец..
но что делать..ошибки я вижу..
для меня это просто конец..

Как просила его я давеча
Мне в рассылку не присылать..
Было это уже под вечер..
Но его вот письма опять...

Он по-прежнему это пишет
Мне на праздники круглый год..
что поделать.. такая фишка..
Когда-нибудь может пройдёт...

* * * * *
он мне даёт иногда
прикоснуться к его руке,
как будто бы он скалолаз,
а моя жизнь на волоске.

то, что чувствую я,
приятностью не назовёшь,
скорее как к пресной воде
от сильной жажды прильнёшь.

всю жизнь я искала руки,
и судорожно сжавши их,
как будто искала сути
ничего не зная о них.

искала горячие руки,
ох и прятали их от меня,
ребята.. как о разлуке
предупреждали они любя.

и только по-моему папа,
с попутным со всем наряду,
сносил преспокойно вспышку
судорожно сжавшихся рук.

щас некому мне восполнить,
и к его прикасаясь к рукам,
даётся мне шанс перештопать,
и вылечить старый шрам.

* * * * *
На пороге мама: Христос Воскрес!
отвечаю ей сходу "Воистину!",
добавляет мне мама слово "воскрес",
чтобы было как по-написанному..

и я как школьник стою у доски,
забывший стихотворение...
я бы сказала ей, да не с руки..
другое мировоззрение...

* * * * *
меняла почту я зачем-то,
теперь е-мэйл у мя другой,
в другой системе почему-то,
хотя по-моему он простой...

мне приходилось письма в спаме
от дорогих себе искать,
и всякой яростной рекламе
положено было торчать...

теперь как будто нет рекламы
по бОку у меня совсем..
как хорошо.. напишем маме..
о тёплом ветре перемен...

* * * * *
человек вырос,стал писать мне бред,
как стереть его тяжёлый след?
человек перестал в Церковь ходить,
человек решил с таким собой подружить..

человек читает нравоучения мне,
где нету вообще никаких проблем,
что у него сидит в голове?
что за сетка из всяких схем?

он живёт рядом с храмом и ходит туда
один раз в три недели,
считает он, да,
что исповедоваться не надо на деле.

и не причащается, стал он другой,
загадочный чёрный неприступный такой..
и только на почту, больнее всего,
получаю я мысли эти его.

я читаю, не знаю, духовнику ли сказать.
отцу ли родному его написать?
чтоб не трогал своей философией он,
в которую прямо как в деву влюблён..

не знаю, плакать или кричать,
по-моему, просто так - замолчать..
мало ли что у кого на уме..
есть психбольница.. но это вдвойне..

вдвойне, потому что не хочет признать,
что уклонился он от сути всего..
и как еретик начинает терзать
меня, так как я не с ним заодно...

* * * * *
как-то пора не обижаться мне на ответы.
характеристики в них моей нету,
они дают знать о другом, и советом
извещают о болезни тайком, не о мне то!

но так вот увы выходит всегда:
не улавливаю я это сходу, сперва..
и поэтому часто выходит конфуз,
когда ждущий милости получает груз.

* * * * *
Господи,защити меня от мужчин!
пусть они обойдут стороной,
испугаются пусть моих редких морщин,
и бегут и бегут домой.

я не знаю,как только клюнет меня,
это штука, под именем страсть,
сладострастие только вопьётся,слепя,
начинается тут напасть..

то злые случайные письма
приходят на почту мне,
или странные юркие лица
являются мне во сне.

или же наяву так случается,
ко мне иногда пристают,
и я начинаю отчаиваться,
ища потом в ком-то приют.

и печальные перспективы
открываются для меня,
с той поры как кусает игриво
это страсть меня, в чём-то виня..

сладким кажется, а потом,
а потом поменяется тон,
поменяется и западня,
ожидает, представьте, меня!

=1 =2 =3 =5