Проза Евгении Бирюковой:

О пустоте.
Пустота ломилась в окна, заполняло пространство кубиками.В кубиках знакомые лица, и не знаешь, здороваться или пройти мимо. Пустота заполняла ум, захватывала дух, звенела в ушах. И не было ей преград: выходишь в одни двери, попадаешь в другие – беспрепятственно. Не было мыслей. Были пустые фразы, пустые глаза, пустое сердце, пустое, как этот храм в летний полдень. Пустота поймала в клетку.

..........................
У Вас когда-нибудь болела голова? Наверное, хоть раз, но болела. Болит она по-разному. Обручем схватит и враз сдавит, или спрессует сверху, или проникнет сзади, в затылочную часть. Ты ходишь и не можешь понять, почему так тошнит, почему же так тошнит.. И вдруг схватываешься за голову: Моя голова! Моя бедная голова! Что с тобой? Может тебе нужен цитрамон? Или, может быть, чашку крепкого кофе? Или ледяной душ? Или глоток свежего воздуха? Или стакан вина? А может ты слишком много думаешь? А думать, как известно, больно! И начинаешь искать способы не думать...

........................
Так было в общаге - тихими речами, гулом монитора, светом настольной лампы. Ещё одна чашка чёрного кофе, и всё заглушится. Молва по коридорам выливается в кухню, прикрываясь смешками, заворачиваясь в оладья и шурша в пакетикированном чае. Повязка на горячий лоб, чёрный шарфик по плечам. Лампа нагревшаяся за ночь, переполненные флэшки, переписанные сообщения. Железная дорога. шум машин, мокрый зонтик соседки. Интерес в глазах, жизнелюбие в книжках, дрожь в руках. Иконы на подоконниках, плакаты на стенах, предупреждения на дверях. Осторожность встреч, уклончивость фраз, недопитые чашки чая. Недобитый романтизм одним словом.

..............................
Человек с сорванной душой.
Человек с сорванной душой идёт по ровной дороге, претыкается и падает. Человек с сорванной душой не может вести диалог - он всегда срывается в монолог, проецируя своё на чужое. Человек с сорванной душой не видит светотеней и полутонов - он видит только ТАК, а не иначе, и невозможно переиначить. И в этом апофеозе эгоцентризма человек с сорванной душой требует по крайней мере перевязки в травмпункте , но у сестёр недостаёт бинтов. И тогда человек берёт свою сорванную душу и доверяет Богу, и находит исцеление.

О влюблённости.
Три ложки, четыре ложки, пять ложек.. Он улыбнулся и сказал: точно всё нормально? – Точно. Только вот в каждом лице твоё лицо, и в каждой походке твоя походка, и в моих жестах уже твои жесты. В каждом лице твои черты – это снег выпал и всё стало белым, а потом обесцветилось.

Рыбка.
Не слышишь, не успеваешь - родненькие, ну что вы? неотвеченные вызовы... А потом перезваниваешь - а они глухи, и в отчаяние взрываешься - разливаешься и затвердеваешь - пожалуйста, как хотите. Самые вызывающие вызовы - неотвеченные. Самые одинокие, самые несчастные, самые жалкие вызовы. Ничего не ответила рыбка, хвостиком махнула и скрылась в глубине сетей и перекрёстков. Рыбка-рыбка..

Листопад.
Так больно, неуютно, неудобно. Хотел присмотреться к человеку, обернулся. И вдруг - листопад! Ах, листья... Засмотрелся и забыл про беду на лице - не задень, смотри.. Ах, листопад... Всё заслонил и заполонил, всё перевернулось.. небо голубое, неужели, так ясно видно! Грозные раскаты искали громоотвод, а не фонарный столб.. Но листопад перевернул всё! Всё посыпалось, перемешалось, развеялось, зашуршало и исчезло - только небо и осталось - в перевёрнутом формате зеркальной глади.

На ветру.
Стоять и чувствовать доносимое ветром биение сердца другого, чужого как родного, каждый нерв, каждую болевую точку, верно и осторожно обходя их как оголённые провода, лепетом заговаривая грубости, молчанием покрывая шрамы.
Или же, стоя на ветру, охладеть, огрубеть, выветриться до опустошения, до той бездны, в которой не чувствуешь ни себя ни другого, километрами молчать, стыть в вакууме, пока чьи-то ловкие руки не вскроют упаковку и не впустит кислород, или сила свыше не высвободит из заточения. И тогда с опьяняющей радостью при свете солнца увидеть живой ответ и сделать навстречу шаг.

В октябре.
Рыжее солнце заглянуло в оконце, оставло блик на белой стене.Заглянуло в глаза, раскрошилось в улыбку. Осветило углы, подмигнуло и укатило в лес спать. Ох уж это рыжее солнце... А светит ведь не по-детски, и греет не требуя ни сдачи ни даже квитанций. И долго ещё смотришь в чёрные окна, ожидая восхода и забывая, что все рыжее лучи - скользящие. Зашторишь и забудешь, и только след света искоркой в глазах.

В августе.
Не убудет. Где была? Когда придёшь? Устала? – Ответить и вспомнить о зелёных листиках. Зелёные листья.. Как можно переоценить их мощь, их красоту, их нежность? Даже на этих карликовых берёзах. С каждым годом новые листья.. И даже когда они состарятся, станут ворчливыми и шуршащими, они не потеряют свою красоту – они станут только мудрее.. только добрее… только теплее – они станут золотыми. Золотое сердце, бабушкино сердце, тепло земли, прогретой за лето, покрытой слоем жёлтых, или красных, ещё живых. Всегда живых, пока кто-то кому-то нужен.

Весна.
Вот она и пришла - раз и пожалуйста - берёт ладонью ладонь и уводит в свой пьянящий круговорот - и бесполезно отпираться. Земля уходит из -под ног, резкая головная боль отдаёт металлом в звон капели, талая вода, последним блеском светящийся снег, грозные, свисающие невидимки с крыш захватывают, переплавляют и заполоняют свежим, каждый раз новым привкусом мартовской плановой разморозки. Включение и выключение не работают, ключи от входных дверей в талом снегу, мутные потоки вод вливаются в бесцветные мысли и несут по пешеходным переходам, подмигивая то красным то зелёным.
Беспорядок в порядке вещей. В кофе не осталось почти кофеина. Небо поднялось, раздулось, раскрылось, повеяло дымом и пылью. Весной всегда так, но я люблю закрытые шторы. Мне слепит солнце, и я выхожу из строя. Копаться в настройках мне недосуг, так что закроем тему. Откроем, когда солнце уснёт и повеет прохладой. Прохлада есть только Там, увы, здесь её почти нет - только от кондиционеров. А они искуственны и быстро выходят из строя. Но сейчас гонка и людям некогда вздохнуть и распознать, что это за прохлада, и они не замечают подмену. Но однажды все кондиционеры сломаются, и тогда подмена станет очевидно всем. Но будет поздно, выход заблокирован, дорога перекрыта. И где обнаружится то, за чем была это страшная гонка? так Почему ...
Почему скрытно, а не доверчиво, самодостаточно, а не послушно, у монитора, а не за чашкой чая? Почему в долг, а не в подарок, себе, а не другому, в "одиночке", а не на свободе?
Почему сквозь, а не вглубь, с бритвой, а не с елеем, через лабиринт, а не напрямую?
Почему по принципам, а не по совести, агрессией, а не милостью, равнодушием, а не горением?
Почему неустойчиво, когда всего шаг до тоники, вслепую, когда так ярко солнце и ползком, тогда как нужно бегом и без оглядки, и уже звучит фраза "Осторожно, двери закрываются.. там встретимся" ?

Вы и ты.
Вы - уважение, дистанция, этикет.
Вы - конкретика, сухость, авторитарность.
Вы - отстранённость, холодность, безликость.
Иногда - тяжёлый груз, или удар, или вызов.

А ты - внезапное, живое, личное,
Ты - родное, горячее, обезоруживающее,
Ты - свободное, уязвляющее, молниеносное,
Иногда - грубое или злое, но настоящее.

Когда нет ответа.
Ждёшь, идёшь, приходишь, не дожидаешься, уходишь и снова ждёшь.. А на той стороне, за тонким стеклом - тихо, очень тихо. Так тихо, что становится жутко. И тогда ты решаешься стучать. Сначала ты делаешь это тихо, вкрадчиво и пугливо. Выжидая подолгу паузы. Потом громче, чаще и нетерпеливей, с замиранием прислушиваясь к электронному эху. Потом, наконец, изо всех сил, долго и .. безрезультатно. И тогда в один миг всё переворачивается, оседает на дно. Становится холодно и ясно, как звёздной ночью в сорокоградусный мороз. И поэтому-то ещё более невозможно и невыносимо становится, и что-то горячее и горькое поднимается изнутри, защемляет сердце, вызывает спазм в горле, идёт выше, застилает глаза и уже это что-то льётся по щекам и по рукам.. Тазик, жаль, не предусмотрен. Не зная, куда теперь идти, выпрямляясь, прислоняешься лбом к этому непонятному стеклу, ни на что уже не надеясь, и вдруг.. оно тает.

В метро.
При выходе из поезда не забывайте свои вещи. Не забыв, посмотрите на тех, кто рядом, и идите по указателю к переходу. Перейдя, дождитесь поезда, и быстро, пока двери не закрылись заходите. Доехав до нужной станции снова не забудьте ничего своего и будьте бдительны. На эскалаторе стойте лицом по направлению движения. Детей, своих, конечно, держите за руки или на руках. Потому что иногда нужно, чтобы так взяли за руку и провели по жизни, как ребёнка по метрополитену. Если Вы заблудились, следуйте за большинством к выходу. Помните - В безвыходный день, как и в выходной, нужно молиться. Хорошо помогает в этом молитвослов, обычный православный. 17 кафизма - Скорая Помощь. Если Вы погружаетесь в пучину мира, метрополитена и соц. сетей как в болото, имеет смысл поменять пароль - один от всего, и о нём не вспомнить. Хорошего Вам дня и счастливого пути. И помните о детях - они берут с нас пример.

В маршрутке.
Ожидание тянулось бесконечно. Был полумрак - такая синяя дымка - не то бензин, не то дым, не то перегар. Пустые сиденья, брошеные вещи и.. тишина. Беспокойство глушило. Хотелось забыться или отвлечься. Попутчик читал книгу, серьёзно и сосредоточенно. Наверное есть вещи важнее маршруток и дорог. Однозначно, есть. Женщина рядом поддерживала разговор осмотрительно, и он прервался, не начавшись. Беспокойство перекрыло доступ кислорода, я пересела вперёд. Попутчики вернулись, и мы поехали. Сизая дымка плавала по салону. Чьи-то пустые, синие глаза бессмысленно смотрели на меня из глубины салона. Пьяные, наверное, глаза. Нескончаемый поток вопросов был не задан. Потом пошли ухабы и полная темнота. Паника тихо перекрылась - сейчас доедем. И доехали же - слава Богу.

О том, что
Манипулировать - не обязательно вертеть в руках как хочется, чтобы в конце сжать в ладони до чистой воды.
Можно иначе.
Можно отпускать, далеко и спокойно - но в руках оставить ниточку, и периодчески наматывать на руку. Оптимальный варинат.
И может быть это и неплохо.
Но манипулировать человеком - это, к тому же, знать его особенности, и вести так, чтобы он делал тебе угодное - однозначно, это плохо.
Поэтому все ниточки манипуляторов - металлические - притягивая магнитом сердце того, кем манипулируют, они отталкивают самого манипулятора - и вместо выгоды, или вместе с выгодой, он страдает.
Ниточки же любви - они носят другой характер. Они подобны плетущимся растениям - стрела из луковицы прорастает, потом начинает гнуться, появляются завитки и цветы, цепляет другое растение, и они вместе оплетают зеленью то, что возможно им оплести, и не различишь одно от другого - да и ни к чему - такая радость и покой распускается в этих цветах.

Про неотложку и телефоны.
Огромная палата находилась в конце коридора. Первая палата на 14 человек. Там было неуютно - не то слово. В регламент вписывали всех. Начиналось всё кашей, продолжалось уколами, тихим неспокойным послеобеденным часом, лекарствами, несытым ужином и вылетом в девятичасовой отбой. Были грязные окна, комнатные цветы, проворные санитарки. Но я не про это. В первой палате лежала Рита. Ей нужно было звонить своему мужу, и всё время были проблемы с телефоном - то он отсутствовал, то на нём отсутствовали средства. И часто - очень часто - она просила дать ей позвонить. Просила не то слово - умоляла. Умоляла дать ей свой телефон. Причём дело не в том, что срочно позвонить - неотложное дело. Так как она звонила ему каждые полчаса и говорила примерно одно и то же - то несрочное. А в том, что нужен был телефон. Сам телефон. Чтобы дали, обязательно, этот телефон. И если не давали - она могла стать на колени и умолять. Она не понимала - она умоляла об этом так, как будто у неё отняли что-то крайне дорогое - ребёнка, или речь шла о жизни и смерти. Но речь шла о проверке на прочность. Нужно было дать - и потом давать постоянно. Или же отказать - бесстрастно и непоколебимо. И где суд, а где милость..?

Сообщение отставлено.
Знакомый сигнал - новое сообщение -
подмигнул и задёргался синий фонарик.
Взрыв:
"Достала!" - "Кто?"
"Девушка одна!"
Это значит одна девушка
пришла домой -
сегодня выходной.
Взяла в руки телефон -
Открыла телефонную книжку.
Список по алфавиту -
один не поймёт,
другой не прочтёт,
третий - поймёт, прочтёт и не ответит...
Но этот - разделит!
И праздничный конверт полетел..
Отчёт о доставке:
Сообщение отставлено.

О благодарности.
Спасибо большое, большое спасибо, спасибо за то что..
Но при этом как много в повседневной жизни трогательных и незабвенных моментов, в ответ на которые это универсальное слово благодарности не имеет никакого смысла. Не имеет, потому что верх берёт другая грань общения – невербальная.
Взглядом, жестом, прикосновением можно передать всю палитру отношений, со всеми живыми, сердечными, невыразимыми полутонами. Этим ежеминутным проявлениям любви спасибо не скажешь, благодарность без слов пропитывает жизнь, и тогда жизнь становится счастьем.
Но чаще бывает обратное – на место ежеминутным проявлениям любви приходят ежеминутные её попрания – и тогда наступает темнота.

* * * * *
Извещение на посылку, посылку без обратного адреса. Ветер в окно. Когда золотой крест по центру, всё расставляется по своим местам. Дороги, пыль и туман; холода, тревоги и скорби. Но крест – золотой, и если с ним, то о прочем можно не беспокоиться. Птицы или вертолёты, падения или взлёты, и всё как обычно, но осмысленно, а не трагично.

Лимит исчерпан.
Нет никакой вины. ни в чём.
Ни в том, что год рождения - 87,
Ни в том, что жизнь в городе, а не выселках,
Ни в том, что километр бегом - не книжка по диагонали,
Ни в том, что многоточие многозначно, а зачастую ничего не значит,
Ни в том, что дождь, бывает, всё наносное смывает,
А бывает – размывает, оставляет бездорожье.
И солнце, бывает, греет, но бывает – выжигает, оставляет пустыню.
Ни в том, что есть нормы, а не все вписались,
Ни в том, что не все - общий доступ, а напротив – лично.
Разве в том, что терялись по дороге домой.
Но Дом – один, что теряться?

Потревоженный колокол.
Было тихо и радостно. Той осторожной радостью, которой замирает пламя свечи пасхальной ночью в ожидании полуночи. Всё знакомое внезапно стало неузнаваемым. Берёза, с тонким стволом и прозрачными листьями, ещё не сухими, но уже до конца жёлтыми, как маяк на утёсе, светилась своей золотой непокрытой красотой, вся пропитанная хрустальным светом сентябрьского солнца. Хрустальное, то глубоко-синее, то поверхностно-белесое, небо - пело, пропевало каждый штрих отцветающей земли, эхом уходило за горизонт. Это был дуэт – солнца и неба, оживляющий, расцвечивающий, проливающий буйство красок на остывающую природу. Он звучал – звучал в каждой прожилке листьев, в каждой клеточке тела, в каждой былинке звенел резонанс осени как потревоженный колокол.
Так горячо никогда ещё не было. Тепло вливалось горячей волной, текло по по венам, плавило сознание. Отвлекала только Осень, приковывая взгляд сказкой цвета. Золотая, необыкновенная, прекрасная, кроваво-красная в гроздьях, солнечно-яркая в листьях, она менялась, как хамелеон, на глазах. Менялась, врезалась в память, охлаждала. Уводила от ненужных слов и ненужных чувств. Горячий солнечный укол не дал результата – дежурила Осень.

* * * * *
Так и бывает – говорили, а потом замолчали. И с тех пор стали замалчивать. Неприлично, нелогично, некстати, не к месту, ни ко времени и нет вообще времени. Мы в ответе за тех, кого приручили. Приручился и страдает – страдания приручённого. И поручиться-то за него некому – кто будет поручаться за приручённых? – только приручители! А приручители закрыли и забыли. Забыли, о тех, кого приручили.  

«От ужаса дрожат они, вспоминая…»
Осиновый лист. Изящные прожилки, чуть неровные края, и вроде бы не осень, но вот-вот пожелтеет. Пожелтеет, и кто его пожалеет. А если кто и пожалеет, так он ещё покраснеет,  до самого черенка. Кому нужны они, осиновые листы? Чуть ветер, так у них тремор, чуть солнце, так  им в тень! Мимо них проходят, как мимо незнакомого соседа  в подъезде. Как хорошо, что у меня есть сосед!  - Не достаёт, не бередит  -  вечно на ветру стоит и дрожит! Смотреть холодно, конечно, но по утрам я всегда опаздываю,  и мне не до соседа. Подрожит и перестанет,  если не конец настанет.

* * * * *
Камни, брошенные в пруд, всхлипывают.  Вода возмущается: в чём дело? Что такое? Что за камни?  Пруд   возмущён!  пруд замутился, ничего понять не может! Пузырится и ворчит:   в воде  -   камни!  А с берега глядят:  «опять старый расхворался»… 

* * * * *

Какой-то3 d формат. С  рельефными  облаками,    синим в просветах небом,  и чёрными в зрачок глазами. Лист, -один, другой, третий - листопад не получается. Слово, - одно, другое, третье -разговор не клеится. День,другой,третий, а жизнь не начинается.   

* * * * *
Женская жестокость носит тонкие кольца,  у  неё музыкальные руки. Она подкрашивает губы, подводит глаза. У неё есть всё – интуиция, эрудиция, терпеливость.  И даже  болтливость. Дежурная улыбка скрывает ошибку. Ошибка доступа. Острые  колышки  намёков, обрубленные тополя фраз,  а потом -  непроходимая глушь презрения. Не может быть! Несуществующая страница, и этого тупика здесь нет!  Поворачиваем. Тополиные серёжки, пуховые дорожки…  Женственность, мягкость, уклончивые движения…  И позади все прения.

Полюбить.
Сидя плечо к плечу, смотря в одно окно на одну дорогу, тогда как по бокам – плывёт темнота. Темно, и хочется забыться, и забыть про своего друга, тихо сидящего рядом. Притихшего рядом. Хочется ближе - к себе, выходит дальше - к стене. Точнее – к стеклу. К ледяному стеклу. Ледяное стекло, а за ним темно. Не ожог и не обморожение.  Просто отчуждение. Километр отчуждения на километры пути – это, кажется,   дорога в никуда. А мы же брат и сестра. Братья и сестры. Братья и сестры должны помогать друг другу. И своему притихшему другу.

* * * * *
От  взглядов –
И   слов
И чужих грехов
Можно уйти:
На другую сторону,
На другую страницу,
Или в келью -  укрыться.
Но от своих слов
И страстей
И наклонных плоскостей
Иначе не  скрыться - как
Только к Богу прилепиться.

* * * * *
Кому-то пишут в почту, пишут в почту, пишут в почту…. А я ищу брата, ищу брата, ищу брата. А брат идёт по рельсам, идёт по рельсам, идёт по рельсам. Придёт ли, придёт ли домой, придёт ли он домой. Какая-то жёлтая луна, закутанная в облако, вибрируют стёкла, дыхание спёрто. Уставшие глаза, дрожащие руки, пустые слова. Сигналить со станции, тому, который шагает по рельсам, не выход… На выходе  всегда стоит турникет. А он не ответит, потому что сзади АААААААААААААААААААА   идёт поезд.  Я так устала тебя искать на этих железнодорожных путях. Доберёшься – позвони.  

(по произведению "Планета людей" Антуана де Сент Экзюпери).

* * * * *
Валокордин задумчиво мутит воду в стакане:
-У тебя всё хорошо? –
-Хорошо или плохо?-
-Плохо или хорошо?-
-Тебе плохо?-
И только тишина за окнами молчит про то,
что не плохо и не хорошо,
а праздно, утомлённо и далеко.

Накануне Сретения
Небо серое, морозное, бледное,
Солнце в нём блистающе-медное,
Завтра Сретение, и скоро Пасха
А за окнами белая сказка.
Будут синие облачения,
Серебристых нитей узор,
И нескладное пение,
За год позабытых строк.

* * * * *
Сгусток пустоты и ты.
Подстава, хоть и выход справа.
На сквозняке сети
Себя не обрести.

* * * * *
До того дома, до какого дома?
До твоего дома и моего дома..
И не стой у домофона,
Набери и уходи: не все дома.
Столько света и тепла из того окна -
Окна напротив, чужого окна.
Маячить в этом свете до самого рассвета?
Маяком светиться ночью до зарницы..

* * * * *
Иногда начинаешь вдумываться в отношения, – не волчьи, а человеческие, в которых много амбициозного, лживого, потребительского и наносного, но ещё больше равнодушного и отчуждённого, безблагодатного и злого, и тогда те крупицы доброго, увиденного, пережитого, или даже подсмотренного, а иногда и просто отторгнутого, складываются в единственное приложение к Билету Домой.

* * * * *
Нищие стоят, замерзают, просят денег. Уныло и завороженно глядят, как замороженные руки заторможено опускаются в карман, и достают оттуда – не «доброго здоровья», «многая лета» и ползарплаты, а «до свиданья, копейки Вам на пропитанье».
А позже таким же нищим стоишь на пороге чьих-то представлений о месте обездоленных под солнцем, и завороженно вслушиваешься, как слова причудливо сплетаются в фразы, и как эти фразы разворачиваются в неположенных местах, потом разгоняются и с разгона волной по ушам врезаются, после чего более слов не обретается.

* * * * *
А в ответ падал снег.
Нет, не злой,
Характер такой:
Белый и сплошной.
Для всех и ничей,
Для него меня нет,
Но сводить его с ума?
Лучше посох и сума.

* * * * *
Как будто не обижала:
Бывало, пристально смотрела,
Бывало, громко пела,
И по ночам будила,
И под дождём бродила.
Со словами играла,
В три утра вставала,
Звонков не замечала,
Но зла не хотела -
С восьми, как ни в чём ни бывало -
Стояла и пела.

* * * * *
От боли не только больно бывает:
бывает, в жар бросает,
бывает - отпускает,
бывает, сознание усколдьзает,
озноб пробивает, бывает.
И, забываясь, лучше
Не расслабляться
И баралгина держаться.

Пасха.
Оказавшись там, где нужно, на Пасху, я стояла прижавшись к стене притвора и радовалась. Сзади девочки, услышав запах ладана, всё беспокоились, чем это пахнет - одна другой ответила - "они там жгут что-то ". Впереди меня кто-то засыпал, сбоку - менялись люди - выходили, заходили, а сзади покрывало то и дело волной холода от открытой двери, но всё-таки намного лучше, чем если всю службу простоять на улице. И мне было очень хорошо -  спать на удивление совсем не хотелось.
  Стали причащать, середина толпы задвигалась, тогда как с краю все стояли, и сложно было сказать, продвинуться ли они. Нужно было перейти на середину и войти в храм. Но я затормозила, и очнулась, только когда какая-то бабушка стала  спрашивать, на причастие ли они стоят - на что ей сказали, что уже почти всех причастили, и я продвинулась за ней, но мы не успели, буквально на полминуты. Бабушка эта видимо смирилась и отошла, а я так и осталась в толпе впереди, изумлённо наблюдая, как зажигают свечи на куличах, готовясь их освящать. 
  А потом вода, кропило и по рядам.  Спускались сверху, подтягивались сзади. Звонили колокола, громко и  мерно,  и тихо шёл, смывая всё - мёртвое, прошлогоднее, непрощённое, дождь. 
  Храм закрыли, забытые сумки разобрали, свет потушили. Разошлись. В руках у меня оказался пасхальный фонарик с крестного хода - тут же по ходу мне его подарили - он грел руку и так тепло светился, что ещё чего-то ждать было уже не нужно. Только  трапезная ждала людей. Всё опустело, двери затворили, небо светлело.  Идти никуда не хотелось, мирно шумел дождь и горел красный огонёк в руке.  Потом прошёл сторож, выключил свет у входных ворот, прошли певчие, сказали, что уже почти всё съели. Небо совсем посветлео.  С этим фонариком я и  пришла домой.      
  Дверь мне открыли.. хотя я думала - все спят. Была  половина пятого. 
  Я никогда ещё не видела свлю бабушку в таком волнении, ей было не до Пасхи. 
  Не знаю, сказать ли, что во мне что-то перевернулось... но всё сразу приобрело чёткие грани. Только жаль, что это осознание не пришло  раньше.

* * * * *
Меня к нему тянет.
Что же мне делать?
Как же мне не тянутся к нему?
Это не дело.
Мне надо въехать
В реальность как в грохот метро на бегу.

Что же такое.
Надо очнутся.
Надо бы классику перечитать.
Печорин и Мэри...
Онегин - Татьяна..
Ну и всё такое. Ну и всё подряд.

Что-то такое
Прямо, большое,
Прямо любовный конкретный заряд.
Что же такое...
А ну-ка его я
Развею как по ветру на всех подряд...

И может теплее
Станет вдруг в мире
От этого может быть прямо сейчас!!!!
А может не станет...
Лучше я в вере
Начну укрепляться с часу на час...

* * * * *
я иногда хочу сказать что-то стихами,
какому-то конкретному лицу.
пройдёт лицо как в пятиступенной гамме,
мимо стихов моих как мимо нот тех двух...

а вот других, выходит, задевает,
что думаю я про себя подчас..
как жалко, что я открываю
тогда всё это в столь чудесный час...

Христос Воскресе! - целая неделя
об этом судорожно радостно кричит!
Воистину! и радость этой веры
Во мне тихонечко и день и ночь стучит...

* * * * *
Пью я всякие таблетки,
очень много их я пью,
церетон за тыщу где-то,
канефрона докуплю...

нейромульт лежит с полоской
чёрно-жёлтой наверху..
баралгин от боли острой,
отчего я уж молчу...

Пикамелона дозировка
вокруг пальца обвела,
нужно было вдвое меньше
чем аптекарь отдала!

марвелон купить же кстати,
мне сказали пить его,
хоть всю жизнь, пока не станет
уплотненье не видно..

ну ещё глотаю воду,
как лекарство я весь день,
чтобы меньше было сору..
организму биллютень!

* * * * *
мои стихи её на место ставят...
печально слышать это мне сейчас...
она картины маслом пишет, сообщает..
картины маслом!!! кто талантливей из нас?

Христос Воскресе! - целая неделя
об этом судорожно радостно кричит!
Воистину! и радость этой веры
Во мне тихонечко и день и ночь стучит...

Тане
Мне бы хотелось встретиться с Таней,
Встретиться с Таней в метро где-нибудь,
Чтобы не дать загнить этой ране,
Что у меня не случайно, отнюдь.

Даже не знаю, в глаза ли посмотрим,
Скажем ли слово какое-нибудь..
Или всё молча.. Только прогонит,
Прогонит меня, очищая свой путь.

Танечка-Таня!!! мы ехали вместе,
До Тимирязевской, помнишь, с тобой.
А в храме ты пела подобно невесте
В белейшей рубашке и с длинной косой!

Я и не думала, что мы столкнёмся,
Что мы столкнёмся плечо о плечо..
А мы так столкнулись, что разминулись,
Чёрный твой список пополнив ещё...

* * * * *
Верёвка вокруг шеи -
эти приступ дистонии,
Задыхаешься на деле.
Судороги ждут родные.
Шум в ушах?
ну что, пустое!
Я не я - вот это -
горе!

* * * * *
Если я умру,я хочу причаститься,
Выньте частицу Вы за меня.
Душа моя ко Христу сейчас стремится,
Причаститься хочу я.. но это с утра...

А сейчас ещё полночь, и до рассвета,
До рассвета надо ещё пережить
Долгую ночь, как вопрос без ответа,
Как вопрос без ответа надо прожить.

* * * * *
Он вдевает как нитку в иголку меня,
Мою душу в свою молитву.
И машинкою швейной прошивает, любя,
Всю ночь с осторожной улыбкой.

И я это знаю, и он это знает,
но как-то он осторожно молчит..
Молитву я чувствую, переживая,
Молитва за ближнего чудо творит!

* * * * *
Если он меня не любит,
если он мною играл,
то бывает переулок,
переулок и вокзал.

Если я его простила,
надо мне (а кто про что),
затирая переспективы,
жить как будто всё прошло.

* * * * *
с ума не лезет Саша,
с ума я не сошла,
ну что-то я любовью
какой-то изошла...

любовь как аллергия
крапивницей цветёт..
ну а и мне не надо,
ну и ему не прёт...

ну что-то я такое
приметила в его
расположенье что ли
и виденьи всего,

и виденье вот это
какое-то своё,
болезнь там скрыта где-то
подтачивая всё.

А так как он жалеет
случается, меня,
то я, случаюсь, тоже,
как будто бы своя..

но ведь мы не возможем
друг друга потерпеть..
я человек "без кожи",
он тоже..
Завтра петь..

* * * * *
Исповеди нет, а грехи - ку-да..
Грехи полились, как из крана вода..
Точнее, как сбив затычку фонтан,
полощен: ты здесь, а он уже там..

грехи что-то прочно занялись мной!
дедуля кричит, когда входит домой,
я возбуждаясь от крика его,
срываюсь потом на них всех как на зло!

и вот мы все ходим, не может понять,
что с нами было, пенять иль обнять?
а я уж стихи спохватилась писать,
чтоб как-нибудь это несчастье прогнать!

* * * * *
Я так себя теряю в интернете,
и так себя мне хочется закрыть,
чтобы соблазны всяческие эти,
застав, врасплох не возмогли схватить.

сижу в плену соблазнов интернета,
всё запереть и удалить.
но всё-таки, бывают там приветы
и от родных: а без родных как жить?

глава кружится от возможных писем,
они бывает есть, бывает нет..
и хочется мне много-много песен..
но так чтоб петь, и с песней этой жить...

контакт похож на предрассветный сон..
или на какую-то подделку:
вот вижу друга, вроде это он!
но что-то более подходит к фейку.

* * * * *
вся Пасха тонула в солнечном свете,
болела моя голова,
снег тихо шёл, наступая на вечер,
когда я крепко спала.

когда же в окна охровым светом
дохнуло, теплом понесло,
я вдруг проснулась, к окну подлетела,
а там стало снова светло..

снег шёл какой-то бархатный очень,
домашний, нескромный, большой...
подарочный снег из бархатный точек,
он шёл как к себе домой...

* * * * *
мне дали пенсию, у входа же на почту
стоял большой мохнатый серый стул.
перерыв, как будто бы, не кончен,
но я не верю, и вперёд иду.

иду вперёд, всё в пустоте притихло,
и деньги там считают за стеклом..
в глаза взглянула девушке: всё тихо..
скорей "ну что,зайди",чем"нет давай потом"..

и я стояла там, одна, совсем безлюдно,
ведь стул мохнатый так всё и стоит..
вдруг одна девушка другой сказала тут же
мою фамилию!!!! и та встаёт, спешит..

спешит, бумагу вносит с пенсионной,
и паспорт взглядом меня просит дать..
даю ей паспорт..всё похоже сходно,
чтоб пенсию мне на руки отдать...

* * * * *
Где-то была эта фотка, но я её потеряла.
Там Таня с цветами у трапезной входа стояла.
Она улыбалась, и юбка сидела прелестно,
и было понятно: сегодня ей просто чудесно..

такой её я впервые узнала,
но сейчас эту связь совсем потеряла,
как будто, кто-то стакан с водой опрокинул,
и стало так мокро и как-то немного противно..

мы были другие, стихов я её не читала..
что пела она хорошо я сперва только знала..
и знала что любит она фортепьянные звуки,
и что много достигла в этой нелёгкой науке..

но раз на стихи её я в будний день натолкнулась,
мне идти надо было уже, ну а я поперхнулась,
стало мне её жалко, о полном мраке
стихи её говорили, и не на бумаге..

а так как её я давно вроде знала,
мне захотелось немного её приутешить..
но тут поняла я : не на такую напала,
что надоели ей истины эти как бреши..

не знаю, я не в церковной среде-то родилась,
мне это всё стало мило и после привилось,
Если б наверно была я церковной сначала,
то кризисом веры бы жизнь свою докончала..

* * * * *
А я в другое место завтра ухожу,
и там.. не будет тесно, если честно..
но по родному месту я взгрущу,
когда душа со службою не вместе.

А я в другое место ухожу,
там будет служба, будет много места...
но всё равно, кричит: "не отпущу"
как будто храм, где будет завтра тесно..

пропеть сначала надо до конца,
читать часы ведь тоже мне придётся,
и схватывает лёгкая тоска
за душу.. всё душе неймётся...

* * * * *
существуют душевные связи, но с кем существуют?
я иногда чувствую душевную связь и волнуюсь.
бывают люди неприступны душою,
но это дело тогда совершенно другое.

а есть люди, которых я в общем-то знала,
и очень я им, так сказать, доверяла,
вот эти-то люди, бывают, мне овечают душою,
и душа укрепляется радостной полнотою.

но всё время хочется спросить мне: постойте,
вот сейчас я вас чувствую, импульсом стойким,
скажите, на самом деле эта связь состоялась,
или всё это мне как спросонья казалось?

но спрашивать эдак мне неудобно бывает,
а импульсы без напряжения пропадают..
но потом, когда снова встреча случится,
мне хочется от счастья в дверь к ним домой ломиться!

* * * * *
говорю я ему: ссылку дать я могу..
ну что моё слово значит?
только что я стирала все вкладки, и ту
я тоже убрАла: всё, хватит!

на сайте том кажется что,
в душу мне наплевали,
хотя никто ничего не писал:
ни слова мне не сказали..

но бывает что мысль чужая, и та
сердце моё вдруг подточит,
сердце становится нечистым тогда,
и как от заноз кровоточит..

и думаю я, как отмыться бы мне,
и вкладки сперва закрываю..
а боль та всё ноет и ноет на дне,
как гной в душе прорывает...

* * * * *
С неравнодушьем к мылу
Я как могу борюсь.
Уж мылом земляничным
Так я не пользуюсь.

Достали из запасов
мы старое "Тик-так",
коричневого цвета,
уже есть его никак..

и мылится не очень, -
ну старое оно..
да и любое мыло
есть запрещено..

* * * * *
нравился ли мне Евгений Онегин?
нет, не нравился однозначно.
Как бездушное это творенье,
могло породить вдохновенье?

но вот Пушкин меня утешил,
так шутил над героем он резво,
и Татьяну жалел между этим,
и описывал сцены чудесно..

эти письма, и взоры, и стоны,
переживают герои так честно..
ну а мне.. мне такого позора
пережить было б вовсе нелестно..

Как Татьяна, однако же часто,
как Татьяна веду себя я,
И Онегины с виду прекрасны,
А потом убегут не глядЯ)))

* * * * *
я могу вас добавить,
если хотите,
а могу и не добавлять.
"любовь моя - тяжкая гиря ведь",
отдохните,
зачем нам друг друга терять..

* * * * *
я не ела в супе мясо,
ела в супе сухари..
там ещё была картошка,
тихо плавали грибы..

заменили мне второе,
все грибы и сухари,
что тонули в этом супе..
да и он уже внутри..

вот такое было дело,
что пока никто не шёл,
я тихонечко подъела
суп и стало хорошо)))

* * * * *
в детстве очень я любила,
"парить уши" здесь и там,
и с весельем звонким били
разговоры по ушам.

а теперь другое время,
разговоры в тягость мне,
как нести мне это бремя?
лужи с снегом по весне..

но купила я бируши,
стало легче сразу мне,
разговоров вдвое меньше,
теперь слышу я со вне.

* * * * *
я бредила раньше Димой,
писала ему каждый день,
и было мне так противно,
и как мне было не лень!

А Дима был умный парень,
он мне иногда отвечал,
не навредя моей ране,
но чаще он стойко молчал.

и держалась я очень поодаль,
и разрыв у нас был большой,
и казалось мне, что особой
невыносимой я стала такой.

трудно мне стало и больно,
ну фрустрировал он меня!
хорошо ещё неприлюдно,
а так как-то так, втихоря..

и мне всё казалось, что встречу,
я в узком проходе его,
и он меня покалечит,
за то что терпел это всё.

но мстительных сильно мыслей
не было у меня,
а был только страх, что письма,
отправлены были зря.

А как меня в храме ругали
за каждую эсэмэс!
и пост на меня налагали,
пасхальный, в противовес..

но не посты, не молитвы,
мне что-то не помогли..
мысли мои всё вертелись
и устоять не могли..

кругами, кругами ходила,
я памятью возле него..
ничего кроме нервного срыва
получить тут не мудрено..

больница тогда я помню
немного меня "отвлекла",
но я его зная номер,
строчила тогда втихоря..

он даже что-то ответил,
навроде, что плохо оно..
и снова мне стало на свете,
ни до чего: только он и всё..

у него появилась подруга,
и всё у меня прошло,
помолвка, венчание, садьба,
и стало всё хорошо.

но боль в душе оставалась
не занятой полосой,
хотя он постарался
быть строгим с моей душой.

и когда повалились скорби,
на него, какой-то толпой,
я подумала, что всё видит
Бог и правит Своей Рукой..

итог всего был: я узнала
значение слово "игнор",
до Димы я не вступала,
в такой сумасшедший позор.

* * * * *
И в каком-то ритме-ритме,
жду живу пишу и пью,
но зачем мне эти рифмы?
счастье ими не куплю.

Мне Москва с утра сегодня
занимает всю главу:
захожу в контакт и вижу
в строке город я Москву.

да ещё и до контакта
когда в храм я утром шла,
мысли ехали по кругу:
по Москве как будто шла..

и молиться мне мешали..
чем мой мозг с утра забит?
все маршрутки уже встали
в это время в часе пик..

начала читать я книгу,
часть четвёртую уже,
часть четвёртая назвалась
"в столице снова" - чудно же..

ну в столице у мя папа,
дедка, бабка, тётка, брат,
сыновей оставил дядя:
братьев мне не сосчитать..

отчим мой в Москву ехал,
и живёт там далеко..
но на Волжской я лежала,
и найду его легко.

Кучу родственник забрала
У меня эта Москва..
но хотя я заскучала,
цель поездки не ясна!

* * * * *
за смелость свою
можно после поплатиться,
вдруг кого-то осужу,
что ко мне и возвратиться?

или просто загружу
я ненужным разговором,
или в речи вдруг пойдут
непонятные повторы!

или злобу вдруг вложу
я в своё стихотворенье:
и себя не разгружу,
и другим одно мученье.

лучше буду я писать
где-нибудь к себе в тетрадь,
десять раз препроверять,
прежде чем сюда толкать...

* * * * *
всё такое липкое и непостоянное,
всё такое странное, синее, экранное,
всё такое яркое, спонтанное, тщедушное,
всё такое гордое и не великодушное..

всё такое мелкое, внезапно-неприятное,
всё такое меткое, как будто бы понятное..
всё такое скованное, льдиное, неврзачное,
всё такое призрачное. А кажется - прозрачное..

всё такое важное и информативное,
всё такое сложное и необратимое,
и непобедимое, и неизгладимое,
и с трудом носимое, и невыносимое..

всё такое душное, солнечное, звонкое,
всё такое гулкое, детское за окнами..
всё такое маленькое, рыжее и ржавое..
всё это проходящее.. Всё это держала я..

* * * * *
свеча расплавилась и вьётся как змея,
в квартире 33, прижалась я
к окну, откуда ветер дует к нам,
тут легче, ну а скоро.. скоро в храм..

Подруга в Емве. Кто в ней не стоял!
Гостеприимен Емвы перевал.
Машины и водители стоят. Пьют чай.
И курят. Или говорят.

А дальше два часа одной езды..
Поля и реки, облака, мосты..
И рыжие дома потом пойдут
до Сыктывкара очень близко тут..

но я не еду нынче в Сыктывкар.
хотя там воздуха намного больше!
сижу я дома, ну а на вокзал
не тороплюсь пока, всё как-то тоньше..

Всё как-то тоньше стало у меня!
И голова упрямая больна!
И сплю я каждый день, не только ночь..
А жизнь уходит от меня как будто прочь..

* * * * *
Господи, отведи нас от войны,
Чтоб не слышать убиенных в записках,
Помоги нам дожить до новой весны,
В глазах не теряя смысла.

Господи, отведи нас от войны,
Чтобы не было беженцев всюду,
Чтоб нашли себе дом иль приют до поры,
И домой бы вернулись отсюда.

Господи, защити нас от войны,
Помоги, чтобы страшно не очень,
И на земле не лежали чтобы бомжи
На траве, у реки, среди кочек..

* * * * *
Дождь, и дым, и дети кричат.
Ветер. Сквозняк. Занавески урчат.
Серый рассеянный свет золотым
Отдаёт то и дело. А то - голубым.

Солнце садится сбоку за дом.
После шести пить запрещено.
Кажется будто как к ночи темно..
Дым, пелена.. Открыто окно..

Батареи работают как на износ,
К ним и притронутся старшно всерьёз.
Ну а на улице.. нет, не жара..
Ну может пятнадцать.. где-то.. тепла..

И как-то мы все будто в клетке живём,
Дымом пропитаны все мы втроём..
Травку наверно у речки там жгут..
Ветер приносит нам весть, будто тут..

* * * * *
воздуха будто бы нет,
мотылёк прилетел на свет,
прижавшись к окну вот так
он похож на бант..

я выключила свет..
его простыл и след..
вот так-то.. молтыльки..
сбиваются с пути..

* * * * *
мне кажется,он выставит меня сейчас за дверь,
за то что я пишу ему о чём попало..
общество не любит нефрутрированных детей-
это я давно уже узнала..

но он не выставит, а просто промолчит..
и станет мне хоть стыдно, но не очень..
он никогда меня ведь не стыдит,
когда приходят письма среди ночи..

я не считаю их поштучно уж давно,
а просто.. удаляю своё сразу..
и просто, есть открытое окно,
где есть лишь только некоторые фразы..

что телефон забит, моя, увы, вина,
что сообщений много - это тоже..
но не винил меня ни разу он сполна,
и вообще он не винил меня, похоже..

* * * * *
я кромсала ночью мыло,
мыло мне не возразило..
что такое. я не знаю.
был апрель, теперь мы в мае..

вышло много белой стружки.
было целым, теперь крошки..
для чего всё это было?
я не знаю. я забыла.

утром вижу: снег как стружка,
землю делает подушкой..
всё опять белым-бело..
ну а мыло.. что с него?

* * * * *
они ответили просто:"Бомжуем",
стало весело мне в момент,
места значит там у них нет,
но как следствие: не паникуем.

* * * * *
он пропусил эту ектенью,
я так рада..
а я перешла на мову..
перепады..
позовчера было пекло,
а ныне
снег за ночь не растаял
в ложбине..
вижу кто-то зажался на
аватарке,
и испуг по фигуре сидит как
на флаге..
мне так жалко тебя, такой ты
хороший..
только слишком с тобой мы порою
похожи..

* * * * *
Пытаюсь с муравьями наладить я контакт,
с мышами очень сложно, а с муравьями так..
проснёшься утром, кто же, лежит, не жив не мёртв?
то муравей безликий, едва уже ползёт!

привет родной вот утро уже и к нам пришло,
наверно что-то мудрое тебе на ум пришло..
подушка моя в клеточку тебя к себе ль звала?
а может просто жаждою вода к себе влекла..

а в чашке тоже дохлые свядают муравьи..
что делать с вами рыжие безвредные мои..
ведь дихлофос без запаха наверно надо брать..
хоть мера эта жестокая, но с вами мне не спать!

* * * * *
Если бы Господь меня не принимал,
Я бы свихнулась совсем!
Но Он меня принимает,
Принимает меня со всем.

Ослиное что-то такое,
Живёт в моей голове..
И что-то такое тупое
Путь преграждает мне..

Думать мне больно стало,
Трудно и размышлять..
И я вообще устала,
Что я могу сказать...

* * * * *
Светло, тепло и шарики,
и шарики в руках...
и тыща пятьдесят второй
концерт органный.. Бах..

концерт я этот слушаю
уж лет так пять подряд..
есть в этих звуках нужное,
они не навредят..

и нужное, и чистое,
красивое, родное..
как лепестки душистое,
как осень золотое..

как в мае чуть прохладное,
как в небе прорывное..
как в осени нарядное..
как тексте - запятою..

* * * * *
Я всё равно его боюсь.
Я не знаю, что поделать с этим.
Я на него когда-нибудь нарвусь.
И он незабываемо ответит.

И я тогда уже не убегу.
И будет поздно, слишком уже поздно.
А летом не включают фонари..
А вместо фонарей искрятся звёзды..

Я на него когда-нибудь нарвусь.
И он мне всё-всё-всё тогда припомнит.
И я пьянея, от него не оторвусь.
Искать начну прибежище от шторма.

И вот тогда я навсегда решу
К нему не подступаться ни на шагу.
Сказать, что всё: я больше не грешу.
И пусть последней будет эта фраза.

* * * * *
Амитриптилин, газета, десять,
Мне сказали, русский не пить,
Ну хорошо, буду пить этот,
который в банке. Крошить.

Но мне его ведь и не прописали,
зачем, тогда, собственно, пить..
а раздражение как на вокзале,
когда поезд спешит уходить..

не знаю, он так всегда нарушает
координацию у меня,
половинку выпьешь, половинку оставишь -
вот тогда и начнётся фигня.

Будет казаться, что в космосе где-то
ты уже в общем летишь..
тогда как по стенам ты ползаешь, в этом
воздушном пространстве, и спишь.

* * * * *
День Победы прошёл, с днём Победы! а Саша..
Шарики были в детских руках, но не наших..
Я рябила в глазах красным праздничным платьем,
И меня терпеливо ждали с утра сестры-братья.

Я зашла туда будто как случайный прохожий,
Слышу "Женя пришла". Я опоздала, похоже..
Красной радостной ниткой пасхальные облачения,
В них золотые нити, у меня обиходное пение..

Сзади стоял Александр, близко слишком, конечно,
Я хотела расплакаться, но совсем не сердечно..
Если б он отошёл, хоть на шаг, было бы лучше,
Но он стоял как солдат на военной службе.

А потом к концу службы ноты в сердце втянулись,
Буквы строк прям в глаза мне вдруг улыбнулись..
Служба кончилась, и я дотянула
Всё что было в тонику. И облегчённо вхдохнула.

день победы по-моему прошёл,ну а Саша..
сейчас по-моему будет фейрверк, и все наши..
мама придёт, Рома, Стелла и Саша,
Саша сын дяди Вити, историк, моя дядя он даже.

Саша другой у меня не выходит из мыслей,
этот Саша совсем не отсюда, и думать нет смысла..
А ещё есть Саша, который приехал с Урала,
Которого я благодаря Ирине узнала..

И ещё есть Саша который стоял долго сзади,
И стерёг меня честно, исправно, праздника ради..
Ну и больше Саш я пока что не вспомню..
А весна набирает обороты, от солнца я скроюсь..

Нет, ещё есть Саша что с Украины..
Он на год меня старше, мы инвалиды..
Он женат, слава Богу, и жена его адекватна,
и общаться с ним всегда мне очень приятно.

Ну и вот.. а ещё я думала о постановке вопроса..
Попрошайкой я часто бываю, прям, кровь из носа..
Но ответьте мне в темпе, скорее, как можно..
Как можно вести себя так неосторожно?

И парням это всё не бывает приятно..
Их это смущает, наверно, как пятна
на чистой рубашке и может,
они уберут её иль подальше отложат..

ну и вот, а когда, наконец, кровь из носа настанет,
кто поможет мне и опорой мне станет?
вот и всё, я уже записалась сегодня..
гости говорят что-то там, но я пока что спокойна..

* * * * *
Она такая классная!
с синим резиновым ковриком,
с красным обветреным личиком,
с улыбкой чуть криво положенной..

Она такая прекрасная..
С огромными этими сумками,
С длинной георгиеской ленточкой,
С рассказами добрыми, чудными..

Она такая чудесная..
Солнечная, воскресная..
С Крестного хода пришедшая,
Счастье с собою принесшая...

* * * * *
когда у него ломит из-за меня
сердце,
мне тоже достаётся как бы..с размаха
дверцей,
сердца связаны, как два сосуда -
круто!
сейчас вечер, потому ночь, потом
утро...
я не знаю, как вести бы себя
получше,
чтоб не ломило ему вот так
или худше,
чтоб не краснеть мне за каждое
своё слово,
а вы пожалуйста лучше будьте
здоровы..

* * * * *
снилось, в комнату
мама зашла,
у окна присела,
когда я спала..

она тихо сидела,
не дыша и смотрела,
а я знать не зная
сопела.

А потом она
уходить собралась,
и ко мне подошла,
стала трогать слегка,

я проснулась во сне,
виду не подала,
мама тронула ещё
пару раз, и ушла,

дверь закрыв за собой..
я проснулась в момент
что со мной?
мамы нет..

* * * * *
я на тебя не обижаюсь.
ты что. мне это ни к чему.
я от всего теперь теряюсь,
и долго после не найду.

я на тебя не обижаюсь,
уж лучше я совсем уйду,
чем буду будто бы смиряясь
годами делать ерунду..

я на тебя не обижаюсь,
что ты меня в игнор забрал,
наверно это важный адрес,
что ты его отфильтровал..

игнор меня не ранит больше,
игнор - это совсем не то,
как напрмер послать подальше,
или хамить кому в лицо..

игнор - он тихий и безвредный,
и никому он не грозит..
а ты - игноришь необидно,
но у меня в душе свербит...

там что-то щемит днём и ночью,
игнор ведь это ни о чём..
я ощущаю себя дочкой..
осталось дело за врачом..

* * * * *
мне приснилось ночью,
будто я ем иконы,
интереснее сна
только утром поклоны..

* * * * *
у велика, привязанного к батареи,
есть время поразмышлять..
мыслей много, хорошо если в вере
молитвой себя укреплять.

мне стыдно, ужасно, мне оченно стыдно,
я опять написала кому?
я уже отключилась в оффлайн, чтоб не видно,
ответа боюсь. Почему?

как можно так часто писать сообщенья,
как это можно понять?
наверно, всё дело в ключе приключений,
обязанным соединять..

Стоит он привязанный у батареи,
и ничего не поймёт:
хозяйка придёт может через неделю,
ему это тяжкий гнёт..

и я точно велик у батареи
стою, кипячусь и молчу..
вот так оно всё, что не по вере,
концовку я проглочу)))

* * * * *
воспоминание про одно свидание

"со мной не надо начинать"
отрезал мне он многозначно,
я поняла, что однозначно
уже пришла пора кончать..

со мной не надо начинать...
а я его обнять хотела
обнять хотела, но не смела..
а с ним не надо начинать...

ну вот и всё. не вышло это:
его к себе на миг прижать..
прошли года. всё это дело
мне начинает дорожать..

* * * * *
я не специально всё это делаю.
живу, например, не специально.
не специально сообщенья пишу,
только кажется, что нахально...

я не специально по жизни хожу,
это ветер дует в окошко...
я не специально даже грешу!!!
ну потрепи ты меня немножко!!!

* * * * *
Пол-третьего ночи.
Светло. Солнце встало.
Солнце упало
Напротив на дом.

Дом был бесцветный
А теперь видно
Багряно-красным
Он обведён.

Зрачки больно сузив,
Красное солнце
Растёт час от часу,
воздух сгущён...

А дом что напротив
Станет бесцветным.
Он просто солнцем
Пока что смущён..

* * * * *
пересидеть в фэйсбуке страшно,
кошмары не дадут пройти,
без безопасности опасно,
без поводка и не пройти..

и снится мне, что сообщенья,
от незнакомого лица
в которых ясна жажда мщенья
меня окутали как тьма..

и как могу я отбиваюсь,
из сил последних я пишу,
пишу, пишу, и ошибаюсь,
и на ходу ответ ищу..

и вот я резко просыпаюсь,
спросонок комп свой завожу,
что пол-седьмого я не парюсь,
во все глаза туда гляжу..

нет сообщений. Мне приснилось.
Мне просто видился кошмар.
А я так перевозбудилась
Как будто где-то щас пожар..

Акаунт молча удалила,
Письмо на почту мне пришло,
Письмо на почту - очень мило..
Письмо что нет уже его...

* * * * *
Кофе настолько горячий, что пить его не хочется,
милосердие волной горячей, но нужно успокоиться,
я иду, надо остановиться, но сильно тянет вперёд,
сегодня не то, чтобы отвлечься, сегодня растаял лёд.

и плакать хочется, не просто: сильно, навзрыд,
но и идти вперёд очень хочется, и катарсис скрыт,
и вот я иду по дорожной с камнями пыли домой,
но я не лёд, меня отогрели тёплой волной!

* * * * *
ночью в нашей муравьи
ванной ночевали,
дед открыл горячий кран
они смылись в дали.

ночью ползали они
как песок на мели...

Бог со мной,
и не страшны
Бури и метели!!!

* * * * *
Не знаю, не знаю, не знаю,
не знаю, потом напишу.
красный круг слишком явный,
я отойти всех прошу.

не знаю, не знаю, не знаю..
тревога есть путь в никуда..
когда эта реальность так явна,
находит на круг пелена..

не знаю, не знаю, не знаю,
прочтёт ли кто этот куплет,
но где есть тепло, там заря есть,
там есть на вопросы ответ..

я знаю, меня Он согреет,
я знаю, отыщет везде..
я знаю, я знаю, и верю,
что Он просияет во тьме..

И все пелены и сомненья
Далече, далече летят,
и после дневного затменья
проникнет в меня Его взгляд!

прославленной блоковской даме
об этом хотелось узнать..
не знаю, не знаю.. не знаем
что будет, но годы летят!

Километры и мили и метры,
конвертер мне ни к чему,
и письма и письма в коневерте..
и молитвы, молитвы Ему..

* * * * *
она думала, я над ней издевалась,
издеваться мне ни к чему.
я грешила, да, я раскаюсь.
но зачем представлять здесь войну?

я наверно немного сострила,
и немного позлилась в ответ.
было дело, что я грешила,
но теперь: пока и привет!

слишком много подвижных мыслей
в моей пыльной от мая главе,
слишком много всякого риска
есть для тех кто остался во вне.

ведь чтобы дойти до дома,
нужно улицу перейти,
где гарантия, что до дома
я живая смогу дойти?

нет такого, и нет другого,
а кто-то там нам кричит,
нам кричит: нам не надо такого,
ну а кто-то по-христиански молчит.

ненормальные кажется люди
собираются около нас,
они думают, что мы судьи,
и они разорвут нас сейчас.

неномальные и слепые,
может быть, они просто больны..
а мы кто, кто мы такие?
Божьи мы, и мы, как и вы..

* * * * *
тремор,
тремор обоих рук,
в вечность
миг превратился вдруг.

Цой,
это Цой поёт о войне,
Инна
ничего не понимает во мне.

люди
по улице навстречу нам шли.
люди.
мы вас безопасно обошли.

Инна
она отправилась домой,
а я
я не могу найти покой.

* * * * *
день филолога идёт,
день филолога цветёт,
маем лиственным в окне.
день филолога во мне.

у него вчера был торт,
я бежала, что есть сил.
там меня никто не ждёт.
что ж ты в гости-то просил?

ох-ох-ох, лягушка ты,
в луже тихо ты сиди,
а иначе будет хуже.
каждый Богу только нужен.

вот такие пироги,
я пришла не с той ноги,
и давай ему писать..
всё по швам пошло трещать..

он сказал мне пару слов,
сердце замерло всерьёз.
раз ты, думаю, такой,
правильно ушла домой.

* * * * *
любовь моя.. она смешная..
она немножечко кривая..
она больная, озорная..
а тощая она какая!

ну и не то что бы плохая!
она цветёт как будто в мае,
ведь снег уже везде растаял,
и птицы трели начинают...

она как небо голубая,
как лист дрожащая, слепая,
как русский рок она простая,
как майский дождь не затяжная.

как двери скрипнет и замрёт,
как кот со сна она зевнёт,
как птичий мартовский полёт,
как солнце, что растопит лёд.

* * * * *
мы шебуршимся будто мыши.
зачем он мне на почту пишет???
мы исчезаем как сверчки,
ища лекартство от тоски.

зачем он мне на почту пишет..
ну, он такой! как тут сказать..
наверно он меня не слышит,
и реки не отправить вспять!

наверно он меня не знает,
хоть знает уже девять лет,
наверно он не понимает,
вот и простой на всё ответ.

* * * * *
Саша!!!!!!!!!!!!! с днём рождения!
пусть будут возражения.
пусть будет отторжение.
пусть будет слов укор.

Саша!!!!!!!!!!!!!с днём рождения,
пускай утихнут трения,
тревоги и сомнения,
конфилкт с самим собой.

Саша!!!!!!!!!!!!!с днём рождения!
за 27 лет бдения
моё тебе почтение
разбухшею рекой.

Саша, с днём рождения!
пусть будет просветление,
пусть будет продолжение,
мир, счастье и покой.

* * * * *
Буратино конечно не Мальвина,
но нормально всё-таки уже,
Буратино это как-то мило,
и тепло какое-то в душе.

страшные скелеты, черепахи,
все они уходят день за днём,
и на белом листике бумаги
появляются цветы карандашом.

буратино это не мальвина,
но всё-таки лучше чем скелет..
буратино это как-то мило,
и невинно, и светло уже!!!

* * * * *
это был крик, он его не заметил,
я может быть слишком громко кричала?
это был крик, а он не ответил,
может, подумал, я одичала))))

был солцна круг, и на рассвете,
кровавым костром лучей он кричал.
был он мне друг, ну а за этим
любовный мотив прорываясь звучал.

* * * * *
говорят, что шампанское - это нескончаемые банкеты,
не знаю,мой папа отлично пил его в одиночку,
а между бутылками учил свою дочку,
что пить - это самое страшное что бывает на свете.

полумрак в квартире сгущался по москворецкой мере,
в лампадке теплился тихонько огонь нашей веры,
и огонь этой веры жил в сердце того,кто сидел за бутылкой,
но что-то более сильное принуждало его делать эту ошибку.

полумрак в квартире сгущался, как тучи над домом,
телевизор тогда выключался,и свет был чуть тёмным,
а от закрытой двери на кухне падали блики света,
куда бабушка уводила сына до полурассвета..

и страх меня брал к себе в руки,и резал как бритвой,
но папа был добр со своею зелёной бутылкой,
а когда напивался, так он стаовился ещё и добрее,
и опять - он жил и живёт благодаря только вере.

* * * * *
от них же я есть первый грешный,
твержу я это на зубок,
быть может это только внешне,
ну а внутри грызёт порок..

от них же я есть первый грешный,
и сердце сжалось в кулачок,
от них же я есть первый грешный,
и снова слышу я толчок..

от них же я есть первый грешный,
а как я мучилась порой,
когда читали эти строки,
стоя пред Чашею Святой..

я думала: воры, убийцы..
а я, а я-то тут при чём?
и только чудом не разбился
челн веры, грузом удручён.

я долго билась так, хоть знала:
я в корне где-то не правА!
я не имею просто прАва
так размышлять. И все дела.

* * * * *
нежность отдаёт все соки,
и не получает,
нежность розою высокой,
как цветок, печалит.
нежность горе отведёт,
острость слова сгладит,
что не надо - уберёт,
и с кем трудно - сладит.
нежность иногда дрожит
как листок по ветру,
нежность иногда бежит
как привет к привету.
нежность отдаёт себя
всю и без остатка,
но ответить не любя
невозможно, так-то..

* * * * *
это всё бывает очень больно,
но есть на свете антидепрессанты,
они дают немного воли,
чтобы немного стать для всех понятней.

на свете всё бывет очень строго,
но есть на свете антидепрессанты,
они приносят головные боли,
и вдаль бегущие мыслительные лавы.

на свете всё бывает очень жёстко,
но нейролептики ослабят эту брОню,
и ты уже не робот, не железо,
а воском вылеплен и плавишься на волю.

на свете всё бывает крайне скверно,
но пить таблетки - разве это выход?
не знаю, может быть, с другими только,
с другими нервами всё это не так рыхло.

а выход, он вообще не в этом русле,
таблетки вход и выход не меняют,
и выход есть в одном прекарсном чувстве
он в жажде Бога, это всё меняет.

и всё становится тогда не так зловеще,
ведь Бог со мной, я знаю, Он есть рядом,
тогда и взгляд на эти в корне вещи
заладится звучащим полным ладом.

* * * * *
когда ты снова гордо расскажешь
об этой тяжёлой поре,
мне кажется, ты в меня снегом кидаешь,
заставляя есть снег в декабре.

ты говорила, что чашки кидала,
в свою боевую сестру,
ты говорила, что девство теряла
давно, и легко - чистоту.

ты говорила, бутылочным мама
осколком стала грозить.
ты говорила, что наркоманы
на иглу могли посадить.

чё только не было.. ты и по стройке
лазила, нюхала клей,
чё только не было, сигареты и двойки,
и водка, и много людей..

и много знакомых, огромные толпы,
как днюху справляли вы - жесть!!!
я ощущаю себя будто в тёрке -
слова твои будто месть!!!

* * * * *
мне снилось что-то такое,
как будто бы к нам приехал
больной, не совсем на месте,
мой друг, и смотрел телевизор.

он кашлял и гладил мне руки,
ещё он просил аспирина.
ещё о ближайшей разлуке
ни слова ни сказано было.

и в тёмно-зелёной кофте
сидел он на нашей кушетке,
а руку ему кто-то ранил,
не видно, в плечо, наверно.

и он привёз мне подарки,
но спасибо не сказано было,
стеснялся он, и по правде,
от благодарности защемило.

и вот он под одеялом
цитрамон ему я достала,
от боли,и кашля,и раны,
но жалко его мне не стало.

и он вдруг собрался уехать,
больной и с тяжёлым кашлем,
и не прощаясь, приветом
он стал для меня в одночасье..

* * * * *
Чай с привкусом мёда,
Мёд с привкусом хлеба,
Хлеб с привкусом сливок,
Сгущёнка засохла на дне.

Чай отдающий ментолом,
Халва отдающая солью,
Хлеб раскрошился как творог,
Творог не знаю - не тут.

Масло в бокУ взвоет справа,
Сгущёнка заноет о том же,
Халва саппелирует к маме,
Но с хлеба я не расползусь.

Роза цветущая маком.
Сахар скрипящий зубами.
Пахнет от тумбочки лаком.
Боль остаётся во рту.

* * * * *
не пиши мне больше. Пожалуйста!!!
Новостная лента, уйди.
Я совсем не так расположена.
И расплавятся скоро мозги.

* * * * *
я не могу!! ну что я тут сижу!!!
пора бежать мне, оставляя вихри слЕда!!!!
но не хочу, куда я побегу???
сидеть придётся мне до самого рассвета!!!

Хочу бежать.. бежать как молоко
Когда уже вся грязная посуда..
Хочу лежать!!! Лежать как поплавок
Как поплавок лежит на гранях прУда..

Хочу спешить.. Спешить как паравоз..
Как кролик из Алисы что с часами..
Хочу влюбить, влюбить в себя всерьёз
кусочек синевато-дымной дали..

Хочу забыть, забыть его обман,
когда влюбляют не нарочно,верно..
Хочу уплыть, когда закончат кросс
Уплыть в прохладное слиянье вод бассейна..

хочу уйти, закрыв тихонько дверь,
и распахнув свои глаза как лужи
увидеть свет, и солнце , и людей,
и в них увидеть то что ты здесь нужен!

хочу отнять, отнять от десяти,
оставить пять, и всё начать сначала..
хочу забрать, забрать грехов штрихи
и ночью над штрихами горько плакать..

хочу писать, писать всё от руки,
а не пустые строчки в сообщенье,
хочу занять, занять седло в пути,
и не включать огонь воображенья!!!

и отпусти, меня ты отпусти!!
ты держишь меня: я не вниовата!!
мы все в пути сейчас, и я и ты,
и жизнь увы не сахарная вата..

А там Христос нас встретит, Он нас ждёт,
Его любовь сильнее этой мути..
А ты прости меня за всё за всё,
за то что я не постигаю сути...

* * * * *
девушкам наверно нечего делать,
раз они как летний ветер легки,
доводят парней они, ну, до предела,
как будто с тяжёлой руки.

девушкам больно,девушкам трудно,
девушкам надо подумать всерьёз,
ну а думать - так это занудно,
вот и уходит от них паровоз.

девушки много чего повидали,
всяких отказов ну или вранья,
и потому они Вам и не дали,
того чего даст Вам наверно семья..

* * * * *
День сегодня душно-безответный.
Безответная предлетняя жара.
Безответные уходят сообщенья,
Отвечать на них давно пора!!!

Гром гремит на сизом горизонте,
Небо в целом ясно, тучек нет..
Так и Вы мне щас прошу, позвольте,
Обозреть какой-нибудь ответ!!!

* * * * *
мы всегда бываем более жестоки,
чем жестокости от друга ждём,
мы выискиваем давние пороки
и зубами ближнего грызём.

более жестокого ответа
мне приснится даже не могло,
и неуваженье его это
в ярость со слезами перешло!

он меня который раз доводит,
тем как он относится ко мне,
но я знаю, это - для чего-то!
это может быть отмщенье мне.

* * * * *
твоих сообщений больше во мне нет,
я начинаю остывать в ответ,
они как взрыв взрывают на куски
моих фантазий полу-лепестки.

* * * * *
что-то есть в этом общении казарменое,
будто я жена, а он мне муж,
будто от него я вся придавленная,
будто и не спрятаться мне уж.

есть вот в этом что-то сине-белое,
как стена на зоне, как дурдом,
что-то слышу я из глубины дебелое,
мозг мой удивленьем поражён.

унижает он иль провоирует,
или просто так устал с пути?
нет. Он просто. Просто реагирует.
И его ты просто так - прости!

* * * * *
это просто гордыня,
Господи, помоги,
это не аллергия,
Господи, излечи.
это просто он болен,
Господи, вразуми,
потому он расстроен,
Господи, отведи..

* * * * *
как верёвочке не виться, а всё кончику быть,
как воде не перелиться, а летом высохнет родник.
и как фантазии не литься, таблетки срежут лепестки,
и как бы больно не разбиться от отвечающией руки.

и как бы это всё про вектор, который к Богу отведёт,
и как бы солнечный прожектор на путь-дорожку упадёт,
и как бы резкий запах смерти всегда так сладким отдаёт,
и как бы пастухам за овцы в ответе быть, идя вперёд.

и как бы ненависти силу отселе не включать в дела,
и как фотограф светосилу не видит, но она жива,
и как на небе облак клочки смеются и бегут в полёт,
и как на сердце писем строчки с утра торопятся в поход..

* * * * *
да нет,ты знаешь,я не про то, я наверно ошиблась,
но я, понимаешь, взрываюсь от всякого смысла,
а ты столько всякого смысла мне в голову вносишь,
не удивительно,что я слабею, будто ты просишь.

а ты и не просишь,ты просто немного есть рядом,
у нас с тобой кажется неординарные взгляды,
точнее, что касается главного, там всё понятно,
а в переферии разноцветные яркие пятна.

мне так смешно стало от одного оборота,
там было сказано, Ухта их тупая,такое вот что-то.
я улыбнулась, и долго ещё улыбалась,
Ухта,да,она мне для жизни досталась!!!

и слава Богу, в Ухте солнце светит чуть жёстко,
и белые ночи всё лето и краткие вёсны,
а ещё здесь кругом всё дома и дома и машины,
а за окном у реки берега, ну и лес едва видный.

=2 =3 =4 =5